Abv96.ru

Юридические консультации онлайн
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Выдача займа иностранной компании

Валютный контроль при предоставлении займов нерезидентам

О проведении валютных операций физическим лицом резидентом при предоставлении займа нерезиденту

Уважаемые дамы и господа!

Доводим до вашего сведения, что с 20 ноября 2018 года физические лица — резидентыпри осуществлении валютных операций в иностранной валюте и (или) валюте Российской Федерации по договорам предоставления займов нерезидентам, а также возвратом денежных средств по вышеуказанным договорам обязаны:

  • ПРИ СПИСАНИИ со своего банковского счета (вклада), открытого в Банке, в пользу нерезидента иностранной валюты или валюты РФ в случае предоставления займа нерезиденту по договору займа — представить в Банкдоговор займа.

В случае предоставления займа нерезиденту по договору займа, сумма обязательств которого равна или превышает эквивалент 3 млн. рублей, то одновременно с договором займа — представить в Банк информацию об ожидаемых сроках репатриации иностранной валюты и (или) валюты РФ.

При определении ожидаемого срока репатриации иностранной валюты и (или) валюты РФ к предусмотренному условиями договором сроку (срокам) исполнения нерезидентом обязательств по возврату предоставленного ему физическим лицом — резидентом займа и уплаты процентных платежей прибавляется срок (сроки) осуществления кредитными организациями перевода денежных средств.

Информация об ожидаемых сроках репатриации не представляется повторно в Банк, если была представлена ранее и не изменялась.

Обращаем Ваше внимание на то, что сумма обязательств по договору займа определяется на дату заключения договора либо в случае изменения суммы обязательств по договору на дату заключения последних изменений (дополнений) к договору, предусматривающих такое изменение суммы по официальному курсу иностранных валют по отношению к рублю.

  • ПРИ ЗАЧИСЛЕНИИ иностранной валюты или валюты Российской Федерации на свой банковский счет (вклад), открытый в Банке, по операции, связанной с возвратом займа, уплатой процентных и иных платежей нерезидентом по договору займа в срок не позднее тридцати рабочих дней, следующих за днем зачисления иностранной валюты или валюты РФ на счет физического лицасообщить Банку:
    • информацию о назначении такого платежа;
    • сведения о договоре займа (номер (при его наличии) и дату договора, сумму обязательств, предусмотренную договором и валюту договора, наименование контрагента-нерезидента, указанное в договоре и страну его регистрации).

Указанный в настоящем Информационном письме порядок представления документов и информации в уполномоченные банки установлен Указанием Банка России от 05.07.2018 № 4855-У «О внесении изменений в Инструкцию Банка России от 16.08.2017г. № 181-И «О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам подтверждающих документов и информации при осуществлении валютных операций, о единых формах учета и отчетности по валютным операциям, порядке и сроках их представления».

Обращаем Ваше внимание, что требование статьи 19 Федерального закона от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» о возврате займов, предоставленных нерезидентам, а также получения по ним процентов распространяется на физических лиц резидентов.

Документы и информация, связанные с проведением операции по договору займа, представляются физическим лицом – резидентом в Банк в соответствии с ПОРЯДКОМ взаимодействия клиентов физических лиц – резидентов с АО «ТЭМБР-БАНК» при проведении операций, подлежащих валютному контролю.

Валютное управление
АО «ТЭМБР-БАНК»
+7 (495) 363-44-99 (доб.376, 337)

«Фантомные проценты», «сестринские займы»: как уберечься от взыскания необоснованной налоговой выгоды в заемных отношениях

Исторически российский бизнес активно пользовался компаниями в иностранных юрисдикциях: для защиты активов, оптимизации налогообложения, создания иностранных «кошельков». Однако долгое время российские налоговые органы не работали с такими операциями в силу нехватки опыта и данных. Сегодня же любая подобная операция с иностранными структурами привлекает повышенное внимание налоговиков: они давно научились получать всю нужную информацию по сделкам с иностранными компаниями, особенно интересуясь пассивными доходами от источников в РФ, например процентами по договорам займа, выданным российским заемщикам, и ежегодно открывают все новые способы искать необоснованную налоговую выгоду в заемных отношениях. Управляющий партнер адвокатского бюро DS Law Олег Понамарев рассказал “Ъ” об основных недосмотрах налогоплательщиков, которые приводят к доначислениям, и о возможных стратегиях защиты.

По положениям п. 1 ст. 269 НК РФ в большинстве случаев проценты по заемным обязательствам учитываются в расходах исходя из фактической ставки, без ограничений. По контролируемым сделкам (п. 1.1 ст. 269 НК РФ) налогоплательщик может учитывать проценты в пределах рыночных ставок, определяемых по интервалам согласно НК. По правилам тонкой капитализации (п. 2 ст. 269 НК РФ) нормируются проценты (сверхнормативные проценты признаются для целей налогообложения дивидендами) по задолженности, в 3 раза (в 12,5 раза для банков и лизинговых компаний) превышающей собственный капитал налогоплательщика, если заем возник перед взаимозависимой иностранной компанией, перед российской компанией, взаимозависимой с такой иностранной компании, а также если такие лица выступают в заемных отношениях гарантом. Складывается ощущение высокой правовой определенности: по тексту ст. 269 НК достаточно просто понять, будут проценты по займу учтены в расходах или нет. Однако не все так просто.

Отсутствие фактического права на доход у кредитора

Суть претензий налоговых органов: отсутствие фактического права на доход (ФПД) у иностранной компании, получающей доход от источников в РФ. Доначисление налога через применение повышенной ставки СИДН по пассивным доходам, отказ в применении сквозного подхода.

Комментарий DS Law: в нынешних российских реалиях использование транзитной компании в низконалоговой юрисдикции для получения доходов от источников в РФ почти равнозначно налоговым доначислениям. Налоговые органы крайне успешно оспаривают пониженные ставки при выплате процентов/дивидендов/роялти за рубеж, активно используя информацию от иностранных коллег. Некоторые решения целиком базируются на информации, полученной от иностранных фискалов (А40–196412/2018), в том числе по налоговым периодам, не охваченным конвенциями по обмену информацией и традиционно считавшимся «защищенными» (А17–11142/2018). При этом компаниям могут отказывать в применении сквозного подхода, то есть признания ФПД за другой компанией в цепочке перечисления доходов (А40–8065/2018) для целей применения пониженных ставок. В основных направлениях налоговой политики были замечены проекты изменений по ужесточению правил применения пониженных ставок СИДН: при признании компании-получателя пустышкой право на льготу сохранится только при перечислении денежных средств российскому резиденту.

Стратегия защиты: российская концепция ФПД смешана с концепцией необоснованной налоговой выгоды — российские суды оценивают не операцию по перечислению доходов от источников в РФ, а иностранную компанию как таковую. Налогоплательщику придется доказать, что компания-получатель благонадежна, например имела иные доходы, несла стандартные предпринимательские риски, не перечисляла полученные средства транзитом.

Примеры свежей практики: А40–185141/2018, А40–66788/2018, А62–3777/2017.

Суть претензий налоговых органов: выдача займа от сестринской иностранной компании с целью формального обхода правил тонкой капитализации. Задолженность признается контролируемой, проценты нормируются по правилам тонкой капитализации.

Комментарий DS Law: после выхода Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением отдельных положений раздела V.1 и ст. 269 НК РФ от 16.02.2017 от президиума ВС РФ, нижестоящие суды окончательно развернули в пользу налоговых органов практику применения правил тонкой капитализации к займам от компаний, прямо не владеющих долями в должнике. Хотя «сестринские займы» прямо не подпадают под понятие контролируемой задолженности, налоговые органы смогли сформировать для себя крайне положительную практику и научились признавать контролируемой задолженностью даже займы от независимой российской компании.

Стратегия защиты: для будущих налоговых периодов можно рекомендовать увеличение уставного капитала, чтобы задолженность не подпадала под формальные трехкратные размеры для применения правил тонкой капитализации. По прошедшим периодам нужно провести тщательный аудит, чтобы претензии не стали проверкой. В случае спора следует добиться применения пониженной ставки по переквалифицированным в дивиденды сверхнормативным процентам (Верховный суд в нескольких делах подтвердил такую возможность).

Примеры свежей практики: А40–271328/2018, А23–1331/2018, А27–25564/2015, А50–17405/2016.

Суть претензий налоговых органов: по договору займа регулярно начисляются проценты, при этом тело долга и проценты длительное время не погашаются, что приводит к искусственному увеличению расходов. Компаниям отказывают в учете расходов по договору займа: процентов, курсовых разниц.

Комментарий DS Law: относительно свежее изобретение налоговых органов — переквалификация заемных отношений в инвестиционные. По мнению налоговых органов, фактически стороны прикрывают инвестиционные отношения заемными и вместо вклада в уставной капитал или имущество используют заемные отношения, которые более выигрышны с точки зрения налогообложения. Претензии налоговых органов сосредотачиваются на невыплате процентов и тела долга, постоянной пролонгации долга, отсутствии у должника реальной возможности выплатить долг, нерыночности условий займов. Налоговые органы, по сути, дискриминируют одну из форм финансирования/инвестирования, целиком отказывая в принятии расходов. Так, например, схожие по цели регулирования правила тонкой капитализации ограничивают размер процентов по задолженности перед иностранной компанией, но никак не лишают налогоплательщика права учитывать их.

Стратегия защиты: один из ключевых пунктов — наличие выплаты процентов и/или тела долга. В подавляющем большинстве кейсов камнем преткновения стало именно отсутствие погашения долга. Если компания неоднократно получала продление сроков возврата займа или допускала просрочку, необходимо предоставить доказательства переговоров с кредитором по продлению сроков выплаты. Компании нужно показать деловую цель привлечения займов, а также рыночность условий представления.

Примеры свежей практики: А29–2527/2018, А27–2397/2017, А27–25463/2016, А70–8087/2018.

Суть претензий налоговых органов: независимый банк при выдаче кредита в том или ином виде получает от компаний группы некое обеспечение. Задолженность перед независимым банком признается контролируемой. Проценты, выплачиваемые независимому банку, нормируются по п. 2 ст. 269 НК.

Комментарий DS Law: в подобных кейсах до сих пор нет идеального рецепта защиты — суды попросту предпочитают использовать российские правила тонкой капитализации формально, без намека на анализ воли законодателя при принятии антиуклонительных норм.

Несколько примеров: российская компания взяла рыночный кредит у независимого российского банка, поручителем выступила российская компания группы, но наличие у группы иностранного участника позволило применить к договору правила тонкой капитализации; российская компания получает заем у независимого иностранного банка, гарантом выступает второй независимый иностранный банк, акционер выступает контргарантом перед вторым банком, задолженность признана контролируемой; компания получает кредит в независимом российском банке, при этом иностранная «сестра» разместила в том же банке депозит на сопоставимую сумму, задолженность контролируемая.

Стратегия защиты: контроль рисков — аудит текущих договоров займа с банками, в получении которых участвовали компании группы.

Примеры свежей практики: А09–9964/2016, А51–29076/2016, А55–31640/2017, А32–27401/2018.

Налогоплательщикам нужно быть предельно осторожными при любых выплатах иностранным компаниям и, заранее предполагая низкие шансы на выигрыш в суде, подключать эффективные ресурсы компании уже на уровне внутреннего аудита налоговых рисков и досудебного урегулирования споров с налоговыми органами.

Читать еще:  Если лишили прав могу ли я получить ву в другом регионе досрочно

Выдача займа иностранной компании

Выдача займов нерезидентам: валютный контроль

Ранее мы уже сообщали, что с 14 апреля 2018 года были ужесточены правила валютного контроля при выдаче займов нерезидентам Российской Федерации. В частности, новая редакция статьи 19 ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» от 10.12.2003 №173-ФЗ ввела обязанность по обеспечению возврата денежных средств, предоставленных резидентом в качестве займа нерезиденту, на банковский счет указанного резидента в уполномоченный банк. При этом новая редакция закона распространила указанные обязанности также и на физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями (ранее требования закона распространялись только в отношении организаций и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица).

На момент вступления в силу перечисленных выше поправок к ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» соответствующая Инструкция Банка России от 16.08.2917 №181-И не содержала положений относительно порядка предоставления физическими лицами, не являющимися индивидуальными предпринимателями, сведений о займах, выданных ими в пользу нерезидентов. Указание ЦБ РФ от 05.07.2018 №4855-У, вносящее изменения в указанную инструкцию, было опубликовано только 20 сентября 2018 года и вступит в силу по истечении 60 дней с момента публикации.

Инструкция Банка России в новой редакции распространяет свое действие также на физических лиц – резидентов при осуществлении ими валютных операций в иностранной валюте и(или) валюте РФ, связанных с предоставлением нерезидентам займов и возвратом от нерезидентов таких займов. В частности, устанавливается требование по предоставлению в уполномоченный банк соответствующего договора займа, а также информацию об ожидаемых сроках репатриации иностранной валюты и (или) валюты РФ, если сумма займа составляет не менее 3 миллионов рублей. При возврате займа, осуществлении процентных и иных платежей нерезидентом по договору займа физическое лицо — резидент должен сообщить уполномоченному банку информацию о назначении такого платежа в срок не позднее тридцати рабочих дней, следующих за днем зачисления иностранной валюты или валюты РФ на счет физического лица.

Однако, на настоящий момент, нормы КоАП, устанавливающие административную ответственность за нарушение порядка проведения валютных операций, по-прежнему применяются лишь в отношении индивидуальных предпринимателей, должностных лиц и организаций.

Новый виток налоговых претензий к займам от иностранных компаний

Только немного улеглись страсти по «недостаточной капитализации» при заемном финансировании от родственных материнских компаний Речь идет о применении положений п.2 ст.269 НК РФ: нормирование процентов по займу от взаимозависимых иностранных компаний, если величина задолженности в три и более раза превышает размер чистых активов. , как налоговые органы разработали новый способ повысить размер доначислений.

Ситуация может коснуться российских компаний, получающих заемное финансирование от материнских компаний или иным образом зависимых иностранных юридических лиц (например, имеющих общего бенефициара, что будет установлено в ходе проверки).

Итак, теперь претензии налоговых органов могут касаться не размера процентов, а самих отношений, оформленных договором займа. С учетом конкретных обстоятельств налоговый орган пытается доказать, что фактически имело место увеличение уставного капитала в инвестиционных целях без намерения получить денежные средства обратно иначе, чем в форме дивидендов по факту получения прибыли!

Как следствие, признание ВСЕХ начисленных процентов необоснованными и реальная угроза переквалификации выплаченных процентов в дивиденды иностранной компании. Во втором случае будет начислен не только налог на прибыль российской организации, но и налог у источника при выплате дивидендов (ставка 5 или 10 % по большинству соглашений об избежании двойного налогообложения).

Ситуация № 1 Судебные акты по делу № А40-18786/2013. 08.05.2014 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра

Действующее лицо: Российская организация с говорящим названием «Инвестпроект» и 100-%-м участием кипрской компании. Величина уставного капитала ни много ни мало 800 млн.руб., оплачен денежными средствами.

Условия спорного договора: с материнской кипрской компанией заключен договор займа, по характеру напоминающий «кредитную линию» — предоставление денежных средств в пределах лимитов без четких сроков (периодичности), то есть «по требованию» заемщика.

По условиям договора займа:

  • каждый транш должен быть возвращен в течение 1 года;
  • ставка 15 % годовых (в последующем снижена до 10 % и 6 %);
  • неустойка за нарушение сроков оплаты процентов 0,1 % от остатка задолженности по процентам.

Всего за период 2007 — 2011 гг. по договору займа перечислены денежные средства в размере 67,8 млн.долл.США.

Суть претензий налогового органа: особенности финансовых взаимоотношений сторон с учетом полной подконтрольности российской компании иностранной «маме» свидетельствуют, что действительная воля сторон направлена на долгосрочное финансирование в инвестиционных целях, а договор займа заключен лишь для получения налоговой выгоды в виде уменьшения налога на прибыль в РФ на сумму процентов по займу.

Иными словами, налоговый орган переоценивает способ юридического оформления финансирования новых проектов со стороны учредителя. А ведь новые проекты зачастую не готовы генерировать прибыль не только в период строительства, но и некоторое время после запуска.

Итак, разберемся подробнее в доводах налогового органа, поддержанных судами всех инстанций.

Как мы уже отметили, основная претензия инспекторов связана с отсутствием воли породить краткосрочные заемные отношения, что подтверждается следующим:

1) Отсутствие в договоре займа четкой периодичности выборки денежных средств (что, к слову, нетипично для традиционных кредитных договоров с банками о финансировании девелоперских проектов). В связи с этим займодавец изначально не просчитывал конкретные периоды возврата денежных средств и пределов прибыли;

2) Систематическое нарушение заемщиком сроков возврата соответствующих траншей и уплаты процентов, которому коррелировало НЕпредъявление претензий со стороны займодавца и, более того, продолжение финансирования в условиях допущенной просрочки;

3) Наличие на банковских счетах заемщика в определенные периоды, предшествовавшие срокам уплаты процентов, денежных средств, однако проценты не уплачивались;

4) Приобретение на полученные деньги инвестиционных активов: имущества, долей в российских компаниях, выдача займов другим юридическим лицам. Будучи единственным учредителем, кипрская компания НЕ могла НЕ знать о характере и направлениях расходования переданных денежных средств.

Тем самым Кипрская компания косвенно приобрела права на активы в РФ, рассчитывая получать доходы от их использования и/или последующей реализации.

Оценивая эту совокупность доказательств суд указал, что фактические обстоятельства изначально не могли позволить предположить получение краткосрочного (в течение года) экономического эффекта от переданных денежных средств.

Следовательно, продолжает суд, воля сторон не была направлена на порождение заемных отношений. Денежные средства направлены на долгосрочные инвестиционные цели, что соответствует вложениям в уставный капитал.

Решение суда: суд поддержал налоговый орган, признав, что воля сторон была направлена на осуществление долгосрочных инвестиций и получение иностранной компанией прибыли в долгосрочной перспективе. Договор займа заключен исключительно с целью уменьшения налоговых обязательств в России, а проценты по займу являются скрытым дивидендом.

Последний вывод хоть и не привел к дополнительным доначислениям (налог у источника при выплате дивидендов иностранному учредителю), наталкивает на мысль о возможности увидеть такие основания доначислений в будущем.

Такой подход заставляет обратить на себя внимание еще и потому, что нашел продолжение. В роли нападающих, как и в первом случае, — налоговые органы и арбитражный суд г.Москвы.

Ситуация № 2 Судебные акты по делу № А40-141855/13, Верховный Суд РФ отказался пересматривать дело

Действующие лица: российская компания, построившая и использующая Торговый Центр.

Также в тексте судебных решений фигурируют фамилия бывшего депутата ГД РФ Ашота Егиазаряна (находится в международном розыске), гостиница «Москва». Иными словами, это дело не лишено политической подоплеки и, возможно, не будь первого рассмотренного дела «Инвестпроекта», не привлекло бы серьезного внимания. Однако в совокупности с ним стало подтверждением серьезности намерений налоговиков.

Суть претензий налогового органа аналогична: фактически имело место увеличение уставного капитала в инвестиционных целях, а не предоставление займа.

Как следствие, договор займа признан недействительным (притворным), заключенным «для вида», а начисленные проценты полностью исключены из расчета налога.

Посмотрим, какие доводы положил суд в основу этого решения:

  • в процессе осуществления строительства Торгового центра Общество (налогоплательщик) получил денежные средства от ряда иностранных компаний, фактически управляемых бенефициарами;
  • балансовая стоимость Торгового центра более 1,5 млрд.руб., в то время как величина уставного капитала 23 млн.руб. У Общества отсутствовали какие-либо иные доходы. В связи с этим суд делает вывод, что собственных средств Общества было недостаточно для ни для самостоятельной реализации проекта, ни для возврата займа. Бенефициары были осведомлены об этом, что подчеркивает отсутствие намерений породить заемные отношения. Косвенно это подтверждают условия договора займа: длительный срок, неоднократное повышение ставки по займу, выплата процентов лишь по окончании договора.

Действительная воля сторон была связана с получением прибыли от сдачи помещений Торгового центра в аренду в виде дивидендов. Договоры займа же заключены исключительно с целью вывода денежных средств из-под российского налогообложения.

К слову, большое значение сыграли показания бывших деловых партнеров основного бенефициара компании, которые подтвердили инвестиционный характер вложений.

Такая позиция налоговых органов и суда без сомнения должна быть принята во внимание организациями, привлекающими иностранные инвестиции. Как мы рекомендовали ранее, при значительных суммах финансированиярекомендуется сочетать возвратные и невозвратные способы передачи денежных средств. Это так же важно для соответствия принципам «достаточной капитализации» в соответствии со ст.269 НК РФ (для исключения нормирования процентов по займу).

Не следует упускать из внимания и соблюдение условий договора по периодичности уплаты процентов.

В качестве заключения, приведем определение понятия «инвестиционная деятельность», данное в рамках второго дела. Ведь как мы помним, безвозвратные вложения в капитал Общества могут осуществляться не только в виде вклада в уставный капитал, но и в виде вклада в имущество без возникновения налога на прибыль на основании подп.3.4 или подп.11 п.1 ст.251 НК РФ. О займе как способе финансирования в Группе компаний

Эта трактовка может, например, использоваться для обоснования деловой цели использования вклада в имущество общества как средства финансирования, а также более простой альтернативы увеличению уставного капитала.

Выдача займа иностранной компании

Представляем последнюю часть анализа февральского Обзора ВС РФ.

В нашем алерте № 68/4 – вопросы тонкой капитализации :
· официальное благословление негативной практики по «сестринским займам»
· вопросы переквалификации процентов в дивиденды при выплатах между российскими компаниями («дело «НТК»)
· самый позитивный пункт (!): льготные ставки СоИДН по дивидендам при переквалификации процентов по сестринским займам

Читать еще:  Меры ответственности за неуплату коммунальных платежей

Суд вправе признать контролируемой задолженность по долговым обязательствам перед иностранной компанией в целях применения пункта 2 статьи 269 НК РФ, если иностранная компания, участвующая в капитале налогоплательщика, имела возможность оказывать влияние на принятие решения о предоставлении займа связанным с ней лицом.

Первый из трех пунктов Обзора, посвященных «тонкой капитализации», представляется своего рода «оправданием» или закреплением и без того единообразной практики по вопросам признания контролируемой задолженностью так называемых «сестринских» займов.

Прежняя редакция пункта 2 статьи 269 Налогового кодекса РФ (до 01.01.2017) давала довольно краткое определение контролируемой задолженности: задолженность перед иностранной компанией-владельцем российского заемщика, либо российским аффилированным лицом такой иностранной компании. С учетом этого определения формально нельзя было признать контролируемым долг перед другим иностранным лицом, которое не владеет долей в российском заемщике, но входит в ту же группу компаний. Эта проблема получила наименование «сестринские займы» по мотивам самой простой и распространенной схемы: заем предоставляет не иностранная «мама», а иностранная «сестра» российского заемщика, формально обходя условие «контролируемости».

Тем не менее, еще в 2011 году практика в судах пошла по пути отождествления «сестринских займов» с контролируемой задолженностью. Первым, наиболее известным и знаковым стало дело ООО «Нарьянмарнефтегаз» (в тексте решения был приведен невиданный доселе в российских судах «трактат о кондуитах»), впоследствии этот подход был закреплен и стал господствующим и фактически единообразным в судах (см., например, дела ООО «Скания Лизинг», ООО «Инчкейп Т», ООО «Косьюнефть», ЗАО «Колвинское» и др.). Суды в обоснование своей позиции по «сестринским займам» ссылались на фидуциарные отношения участников холдинга, а также кондуитность формального займодавца, который «на самом деле» лишь служит «кошельком» и исполняет действительную волю общей материнской холдинговой компании, владеющей прямо или косвенно и заемщиком, и займодавцем в сделке. То есть «сестринские займы» — это не что иное как попытка обойти правила тонкой капитализации, без изменения сути отношений.

С 2017 года вопрос получил свое законодательное решение, закрепившее сложившуюся практику: теперь контролируемой признается в том числе задолженность, возникшая перед взаимозависимым лицом иностранной организации, прямо или косвенно владеющей капиталом в заемщике. Кроме того, контролируемая задолженность возникает и в том случае, если любое из указанных лиц предоставляет обеспечение по долговому обязательств перед независимым кредитором.

В Обзоре сложившийся в практике подход получил дополнительное одобрение. В основу комментируемого пункта легло дело ОАО «Каширский двор-Северянин», где апелляционным судом были приведены формальные аргументы о несоответствии «сестринских» займов определению контролируемой задолженности, однако кассационный суд «поправил» коллег исходя из приведенной логики.

Одновременно ВС РФ подчеркнул в данном пункте, что российские правила «тонкой капитализации» несмотря на свой формальный характер фактически лишь констатируют нерыночность займов, предоставляемых в условиях превышения долга над собственным капиталом более чем в три раза (презюмируется невозможность привлечения таких займов на рыночных условиях). При таких условиях заведомо обречены на провал любые попытки оспорить применение правил «тонкой капитализации» со ссылкой на рыночность процентной ставки и т.п. (наиболее известная попытка была в свое время предпринята в деле ОАО «Гурово-Бетон», завершившемся принятием Определения КС РФ от 24.03.2015 № 695-О).

Возникновение контролируемой задолженности в результате выдачи займа российской организацией приводит только к ограничению вычета процентов у заемщика при исчислении налога на прибыль.

Этот пункт воспроизводит правовую позицию, изложенную в Определении СКЭС ВС РФ от 18.03.2016 № 305-КГ15-14263 по делу ООО «Новая табачная компания». В нем был сделан вывод о том, что применение пункта 4 статьи 269 НК РФ (переквалификация сверхнормативных процентов в дивиденды с удержанием налога у источника) в случае, когда займодавцем выступает российская компания, возможно лишь при направленности процентных выплат «на скрытую выплату дивидендов обществом в пользу иностранной организации». Поскольку в «первом деле НТК» таких обстоятельств установлено не было, Судебная коллегия ВС РФ подержала налогоплательщика и отменила решение инспекции в данной части.

Комментируемый пункт не расширяет выводы, сделанные СКЭС, и по-прежнему направлен на избежание двойного налогообложение одной и той же выплаты как у заемщика (источника дохода), так и у займодавца. Однако примечательно то, каким образом начала развиваться практика по вопросу о «скрытой выплате дивидендов». Примечательно «второе дело НТК» (того же самого налогоплательщика), в котором суд в трех инстанциях все же усмотрел «скрытую выплату» в совокупности транзакций, осуществленных с временным лагом в несколько лет. Подробно мы освещали этот спор в TaxAlert № 52 от 29.07.2016. Это дело наглядно иллюстрирует возможности «креативного подхода» к оценке того, какие выплаты могут быть признаны «транзитными», а какие – нет: непосредственно «зеркальных» займов с иностранным лицом, либо немедленной выплаты процентного дохода по цепочке в виде дивидендов может и не быть.

При этом, как показало аналогичное дело ООО «Ритейл Тольятти», выигранное налогоплательщиком также в трех инстанциях, даже наличие займа перед иностранной компанией у российской «мамы», получающей проценты от заявителя, само по себе не означает автоматически «скрытой выплаты». В этом споре налогоплательщику удалось доказать, что выплаты за границу направлялись материнской компанией за счет иных доходов, не связанных с получением процентов, следовательно, собственно транзит в этой ситуации отсутствовал.

Решение вопроса о привлечении к налоговой ответственности за непредставление в срок уведомления о контролируемых сделках (представление недостоверного уведомления) входит в компетенцию налоговой инспекции, в которую налогоплательщиком было или должно быть представлено такое уведомлен.

Поднятый в этом пункте вопрос в свое время вызвал ряд разнотолков в практике. С одной стороны, ценовой контроль отнесен Кодексом к компетенции ФНС России, которая, казалось бы, и должна проверять уведомления о контролируемых сделках, поданных в рамках правил ТЦО. Из этой логики исходил суд в единственном условно положительном для налогоплательщиков деле ОАО «Газпром Межрегионгаз».

Однако во всех последующих делах была воспроизведена противоположная позиция. В деле ЗАО «Алкоа СМЗ» суд решил, что контроль за уведомлениями входит в компетенцию территориальных налоговых органов, через которые такие уведомления подаются. Из этого же исходили суды в деле ПАО «Ростелеком», которое и легло в основу комментируемого пункта.

Предложенное судебной практикой и поддержанное ВС РФ решение не выглядит однозначно правильным с правовой точки зрения. Вероятно, куда более верным было бы определение компетенции по столь принципиальному (пусть и не «дорогому») вопросу в законе, а не в судебной практике. В пользу оправданности текущего решения говорит разве что специфичная организация ценового контроля в России, когда сбором уведомлений от тысяч налогоплательщиков занимаются сотни инспекций, а собственно проверки по ТЦО ведет всего один сравнительно небольшой налоговый орган. Разумеется, проверка правильности заполнения уведомлений в подобной ситуации рисковала бы превратиться в профанацию. К тому же законом предусмотрена возможность территориальных инспекций выявлять в ходе налогового контроля «скрытые» налогоплательщиками контролируемые сделки и сообщать об этом в ФНС России. Своего рода продолжением этого правомочия выступает и комментируемое разъяснение

Беспроцентный заем. Возможности применения. Судебная практика.

18.05.2020 14:45

Так ли безобидны беспроцентные займы, как кажется на первый взгляд?

Мы снова возвращаемся к теме займов и рассмотрим претензии

фискальных органов, возникающих при выдаче (получении) исключительно

беспроцентных займов. И не только в группе компаний, а вообще, в отношении

любых возможных вариантов.

Для анализа взяты все судебные дела по налоговым спорам, дошедшие

до кассационной инстанции с начала 2019 года по март 2020 года, в которых

хоть каким-либо образом звучали слова «беспроцентный заем».

Результаты оказались весьма интересными.

Попробуем проследить, зачем и когда субъекты предпринимательской

деятельности используют беспроцентные займы и в каком ключе на них

реагируют налоговые органы.

Дела, в которых рассматривались отношения по безвозмездному заимствованию

, можно поделить на несколько категорий.

Дела о необоснованной налоговой выгоде

Почти половина дел касаются необоснованной налоговой выгоды, связанной

с незаконным получением вычетов (возмещения) по НДС по сделкам с

Беспроцентные займы в таких спорах являются для налоговых органов

основанием для выводов о:

Транзитном характере движения денежных средств.
То есть, лицо, выполнявшее услуги является лишь номинальным лицом, которым с налогоплательщиком организован формальный документооборот.

Выводе денежных средств из бизнеса.
Данный вывод связан с предыдущим и последующим. В большинстве случаев налоговые органы обращают внимание на отсутствие возврата денежных средств как доказательство вывода денежных средств на третьих лиц либо взаимозависимых субъектов. Кроме того, невозвратность займа оценивается как неотъемлемый атрибут «однодневки».

Взаимозависимости участников сделки.
Очевидно, что передача денежных средств безвозмездно (без процентов) не имеет никакой экономической цели для кредитора, соответственно, такие отношения не свойственны для независимых субъектов.

Недобросовестности контрагента.
Наличие фактов выдачи беспроцентных займов является в глазах

налоговых органов одной из общих характеристик недобросовестности контрагента.

Во многом данные выводы переплетаются друг с другом и используются

в совокупности. И уже само по себе наличие беспроцентных займов, особенно

не возвращенных на момент проверки, оценивается налоговыми органами

как признак подозрительности контрагента, иные операции с которым требуют внимания.

Безвозмездные займы в делах об искусственном дроблении бизнеса

Безвозмездная передача денежных средств, прикрываемая договором безвозмездного займа

…Денежные средства, полученные по договору беспроцентного займа, были признаны безвозмездно полученным имуществом, поскольку налогоплательщик не представил какого-либо документального подтверждения наличия заемных правоотношений, а потому указанные суммы подлежали включению в состав внереализационных доходов.Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 13.02.2019 по делу № А07-30518/2017

Следует отметить, что в случаях, когда налоговый орган считает, что отношения по договору займа носят формальный характер, а потому договор займа прикрывает безвозмездную передачу имущества, факты возмездности договора и возврата денежных средств к моменту рассмотрения спора могут иметь ключевую роль.

Так, в деле № А76-24391/2018 суд согласился с налогоплательщиком о неправомерности доначислений налога на прибыль на сумму полученных денежных средств по договору займа. Как указал суд, из условий договора следовало, что заем был процентным, а потому его нельзя признавать безвозмездной передачей имущества.

Безвозмездный заем как способ выплаты дивидендов

Налоговый орган, установив, что денежные средства тратились учредителем на свои личные нужды, в предпринимательской деятельности не использовались, пришел к выводу, что фактически безвозмездно полученные денежные средства являются его дивидендами от участия в компаниях группы.

Суд поддержал налоговый орган.Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 31.01.2019 по делу № А26-3394/2018

Читать еще:  Что взять с собой в командировку

Отсутствие деловой цели при выдаче беспроцентного займа

Налоговый орган Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.01.2019 по делу № А67-7866/2017. провел выездную налоговую проверку предпринимателя, который получал от одних и перечислял другим компаниям многомиллионные займы. Налоговый орган доначислил на полученные средства НДФЛ, указав, что договоры займа не отражают действительный экономический смысл операции, не обусловлены разумными экономическими причинами (целями делового характера), оформлены для создания взаимозависимыми лицами формального документооборота с целью исключения денежных средств из налогооблагаемого дохода физического лица, занимавшегося проведением транзитных платежей, в том числе с целью обналичивания денежных средств.

Практика о начислении налогов на весь оборот транзитных компаний как способ борьбы с обналом может распространиться более широко, и может сделать их применение дорогим и бессмысленным удовольствием.

Безвозмездный заем как способ скрыть оплату за товар

В одних случаях налогоплательщики пытаются таким образом сохранить право на применение УСН. Реализуя товар, «хитрые» предприниматели не получают за него оплату, тем самым снижая выручку. Однако хитрость довольно быстро превращается в глупость, когда вместо оплаты за товар от покупателя прилетает заем, да еще и беспроцентный (еще хуже, если заем равен стоимости поставленного товара). Ситуацию не спасает даже то, что заем выдается не покупателем, а иной компанией.Определение Верховного Суда РФ от 03.04.2019 по делу № А03-384/2018

Очевидно, что в такой ситуации налоговому органу не составит труда доказать, что единственной целью такого займа было желание налогоплательщика сохранить право на применение специального режима налогообложения.Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 29.01.2020 по делу № А12-9362/2018

В других случаях замена оплаты за товар беспроцентными займами используется как способ сокрытия факта оплаты товара, чтобы не платить НДС. Так, в деле № А04-9919/2017 налоговый орган указал, что сделки между обществом и его взаимозависимыми лицами по предоставлению займов без уплаты процентов использованы налогоплательщиком с целью скрыть фактическую реализацию товаров взаимозависимым лицам, занизить выручку и, соответственно, налогооблагаемую базу по НДС, поскольку выдача безвозмездных займов не характерна для взаимоотношений, которые бы имели место между независимыми друг от друга контрагентами, действующими самостоятельно и на строго предпринимательских началах.Определение Верховного Суда РФ от 12.04.2019 по делу № А04-9919/2017

Еще один частный случай — беспроцентный заем как способ сокрытия факт покупки имущества у взаимозависимого лица, чтобы не платить налог на имущество. В одном из дел была рассмотрена ситуация, когда с помощью займа пытались скрыть куплю-продажу автомобилей, за которые вместо расчета покупателем был выдан заем на ту же сумму.Определение Верховного Суда РФ от 27.05.2019 по делу № А64-929/2017

Ошибки при учете сумм по договорам безвозмездного займа

Однако встречаются и одиночные дела с эксклюзивными ошибками, когда не совсем ясно, ошибся ли налогоплательщик, либо он рассчитывал на невнимательность проверяющих.

Например, в деле № А57-4930/2019 суды пришли к выводу о необоснованности уменьшения обществом доходной части на сумму возвращенных авансов, полагая, что возвращенные обществом авансовые платежи не являются возвратом по договору поставки, а являются возвратом беспроцентного займа по другому договору, что подтверждается письмами с контрагентом, протоколом допроса, совпадение сумм возвращенных по договору поставки и по договору займа.

Проще говоря, налогоплательщик оформил возврат денежных средств по договору займа как возврат аванса по договору поставки, уменьшив сумму облагаемого дохода. Налоговый орган ошибку заметил.

Имел ли место умысел налогоплательщика на неуплату налога, либо была допущена банальная ошибка, история умалчивает.

В качестве еще одного случая ошибки налогового учета можно привести дело № А63-2828/2018, в котором налогоплательщик не списал кредиторскую задолженность по договору беспроцентного займа, выданного лицом, которое было к моменту проверки ликвидировано.

Налоговый орган при проверке пришел к выводу о том, что в таком случае у налогоплательщика возникает внереализационный доход, с которого необходимо уплатить налог на прибыль.

Зададимся вопросом, а можно ли вообще использовать беспроцентные займы в своей деятельности? Можно.

Плюсом беспроцентного займа внутри группы компаний (если речь не идет о дроблении и субъекты в группе самостоятельны) являются то, что он не влияет на налоговую базу конкретных компаний группы и не требует усилий по отражению процентного дохода/расходы в налоговом учете.

Как пояснил Минфин РФ Письмо Минфина России от 23.03.2017 № 03-03-Р3/16846: «материальная выгода, полученная организацией от беспроцентного пользования заемными средствами, не увеличивает пользования заемными средствами, не увеличивает налоговую базу по налогу на прибыль».

Однако обратной стороной медали являются то, что беспроцентный заем является триггером для налоговой проверки и выводов налогового органа о взаимозависимости лиц и наличия недобросовестного поведения.

Важным моментом оказывается вездесущая деловая цель. Другими словами, у беспроцентного займа должно быть разумное объяснение. Например, краткосрочный заем от материнской компании дочерней, применяющих одинаковую систему налогообложения, вряд ли вызовет негативные последствия, поскольку таковые отсутствуют для бюджета (доходам по процентам у одной компании будут корреспондировать расходы у другой).

Если же разумного объяснения беспроцентному займу нет, то стоит быть готовым к претензиям налогового органа.

Новый порядок возврата займов: нужно возвращать деньги от нерезидентов

С 14 апреля вступают в силу новые требования к валютным операциям и станет больше поводов для штрафов. Изменения касаются тех, кто сам является резидентом и дает в долг нерезидентам.

Теперь всем нужно указывать в договоре срок возврата займа. А если деньги не возвращают вовремя, могут оштрафовать того, кто дал в долг (но не всех).

С 14 мая появятся новые штрафы для должностных лиц. Директор компании, которая работает с нерезидентами, может потерять до 30 тысяч рублей из-за одного нарушения. Уже сейчас штрафы для компании или ИП составляют до 100% от суммы займа. Обычных людей штрафы не касаются, но срок все равно надо указать.

Что такое репатриация?

Репатриация средств — это возврат денег из других государств в Россию. Под разными законными и незаконными предлогами деньги граждан РФ иногда выводятся за границу. А назад по каким-то причинам не возвращаются. Государство не всегда могло это проконтролировать. Например, за внешнеторговыми сделками банки следили по паспортам сделки, но были нюансы, из-за которых не получалось полноценно контролировать договоры займа с нерезидентами.

Государство беспокоится о репатриации и вводит требования, которые заставят возвращать выведенный капитал.

Как было раньше?

Есть закон о валютном регулировании и контроле. Если какая-то компания заключает внешнеторговый контракт, то вести расчеты она будет по правилам, которые установил закон.

Например, все валютные контракты подлежат учету — раньше для них оформляли паспорт сделки, а с 1 марта контракты от 3 млн рублей для импорта и кредитов и от 6 млн рублей для экспорта ставят на учет (сумма должна быть равна или эквивалентна в любой валюте). По валютным контрактам важно соблюдать сроки поставок и расчетов. За этим следит отдел валютного контроля банка.

Раньше контроль сроков возврата денег касался только внешнеторговых сделок, когда предметом договора является поставка товара или оказание услуг. За нарушения срока расчетов за товары и услуги могли оштрафовать.

Но сроки по договорам займа с нерезидентами банк не контролировал, а за их нарушение не штрафовали.

Новые требования по договорам займа с нерезидентами

С 14 апреля 2018 года появилось новое требование по репатриации средств, которые перечислены нерезидентам. Вот главное:

  1. В договоре займа с нерезидентом обязательно должен быть указан срок возврата. Если срока нет, банк не примет договор на обслуживание и не проведет операцию.
  2. Заемщик-нерезидент должен вернуть деньги в установленный срок. Теперь банки будут это проверять. Если деньги не вернутся в срок, банк об этом узнает и должен будет сообщить в ЦБ .
  3. Валюта договора займа значения не имеет. Вы можете дать в долг в долларах или рублях.

Какие будут штрафы

За нарушение валютного законодательства штрафуют по ст. 15.25 КоАП. Пока в эту статью просто добавили нарушение сроков возврата денег по договору займа. Эта норма уже работает.

Если кто-то дал в долг нерезиденту, а тот не вернул деньги вовремя, заимодавцу могут начислить такие варианты штрафов:

  1. 1/150 ключевой ставки ЦБ за каждый день просрочки.
  2. От ¾ до одного размера незачисленной суммы.

Штраф может быть один, а могут применить оба сразу. Штрафы выписывает не банк. Он не имеет отношения к санкциям для клиентов и в свою пользу ничего не получает. Обязанность банка — проконтролировать, как клиент выполняет требования закона, и помочь ему правильно оформить документы.

С 14 мая 2018 года появится штраф для должностных лиц компаний, которые нарушили валютное законодательство: минимум 20 тысяч рублей. До мая за нарушения правил репатриации выручки и займов их не штрафуют. Но штрафы для ИП и компаний есть уже сейчас.

Для обычных граждан штрафов за нарушение сроков возврата займа не будет ни сейчас, ни в мае. Но им тоже нужно указывать срок в договоре, иначе банк не одобрит платеж.

Когда не нужно возвращать деньги в уполномоченный банк

Для репатриации средств по договору займа есть исключения, когда возвращать деньги в уполномоченный банк необязательно.

Список таких исключений был и раньше, но теперь он действует для договоров займа и его расширили. Например, сначала вы дали в долг нерезиденту, а потом он дал вам в долг и перевел деньги на счет в уполномоченном банке. У вас появились встречные обязательства, вы их зачли друг другу — и, хотя формально ваш заем не возвращен, нарушения нет.

Если оформлена и получена страховка от невозврата денег по договору займа, претензий к резиденту тоже не будет.

Если договор займа уже действует

Требования о возврате долгов нужно соблюдать только по новым договорам займа с нерезидентами — по тем, которые будут заключены с 14 апреля.

Для уже действующих договоров новые требования не работают. Если вы полгода назад заключали договор займа, не указывали там срок и вам не возвращают долг, штрафов не будет.

Но если изменятся существенные условия этого договора, придется указывать и соблюдать сроки возврата. Сумма договора займа — это существенное условие. А порядок и срок возврата денег — нет.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector