Abv96.ru

Юридические консультации онлайн
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Зароботок на краже в магазинах

В России назвали самые похищаемые в магазинах товары

Самые похищаемые товары

Разработчики применяемой в российских сетях магазинов системы распознавания лиц с алгоритмом NtechLab подсчитали, какие товары чаще всего привлекают шоплифтеров (магазинных воров).

В 2019 году самыми популярными среди магазинных воров стали сыры и колбасные изделия, кофе, конфеты и кондитерские изделия, пиво и другой алкоголь и морепродукты. Из косметических товаров внимание шоплифтеров чаще всего привлекают тушь и лак для ногтей, губная помада, масла для тела и волос и тени для век, сообщили РБК в компании BIT, разработчике системы наблюдения.

По данным BIT, среди магазинных воров в парфюмерных магазинах большинство — женщины (78%), а в продуктовых — мужчины (77%).

Директор службы контроля крупнейшей в Восточной Сибири красноярской торговой сети «Командор» Владимир Талантов в разговоре с РБК привел такие данные о самых похищаемых товарах в магазинах сети: «На первом месте по кражам алкоголь, затем — шоколад, бритвенные станки и кассеты к ним». Кроме того, по его словам, часто пытаются украсть кофе и кондитерские изделия в упаковке.

Чаще всего предметом кражи в парфюмерных магазинах становится декоративная косметика, сообщил РБК руководитель департамента безопасности сети «Подружка» Виталий Сотнев.

Опрошенные РБК розничные сети «Ашан» и X5 Retail Group отказались от комментариев, представитель «Магнита» подтвердил выводы BIT о товарных категориях, которые пользуются спросом у воров.

В 2019 году из магазинов, оснащенных системой с алгоритмом NtechLab для распознавания лиц, было похищено товаров на 38 млн руб., сообщили в BIT.

«Говоря о значительной сумме хищений, мы оставляем за скобками суммы, которые помогла сэкономить наша система, — сообщили представители BIT. — Она дает магазину понятный и измеримый эффект в виде сокращения недополученной прибыли — как правило, она сокращается на 2% от годового оборота торговой точки».

Как работает система

У системы есть облачное хранилище с базой данных лиц, которые уже совершали хищения, рассказал Сотнев. «Человек заходит в магазин, и в течение доли секунды его изображение сличается с базой, — пояснил он. — Если он есть в системе, на почту [службе безопасности] и по номерам телефона приходит сообщение. Если шоплифтер в розыске — его задерживает охрана и передает в органы внутренних дел, если нет — сотрудники магазина просто пристально следят за ним, рассказал Сотнев.

При этом у всех торговых сетей, оснащенных технологией, облако общее: то есть попавшийся на краже в продуктовом магазине будет распознан и в парфюмерной сети.

Технический директор компании — разработчика систем распознавания лиц «Вокорд» Алексей Кадейшвили рассказал РБК, что идентификация магазинных воров помогает бороться с кражами, но ее применение не повсеместно. «Во-первых, нужно вести эту базу шоплифтеров; во-вторых, ее применение обоснованно в тех магазинах, где есть повторяющееся воровство», — сказал он. Система помогает против шоплифтеров, которые воруют системно и в магазинах, продающих относительно дорогую продукцию. «Есть магазины, которым это не нужно, — отметил эксперт. — У некоторых гипермаркетов такой системы нет, потому что у них потери от воровства уже учтены и возложены на поставщиков».

Технология широко используется в России для борьбы с магазинными ворами и с мошенничеством в банках. «Там большая проблема с кредитами, взятыми на чужие паспорта», — рассказал Кадейшвили.

Ранее РБК при помощи статистики BIT составил портрет типичного магазинного вора в России — это мужчина до 35 лет в состоянии алкогольного опьянения, не имеющий постоянного дохода и уже совершавший правонарушения. Средняя сумма кражи составила около тысячи рублей.

ВС решил, должен ли работник оплатить ущерб от кражи

Стороны должны заключить соглашение

Иван Воробьин* заведовал складом табачных изделий в обособленном подразделении ООО «СНС Экспресс», когда там украли продукцию на 2,9 млн руб. Процесс сняли камеры видеонаблюдения. По факту хищения возбудили уголовное дело. Воробьин в объяснительной записке признался, что в день кражи забыл поставить склад на сигнализацию. Сотрудники службы безопасности потребовали пройти проверку с использованием полиграфа. Она подтвердила, что заведующий не врёт. По словам Воробьина, несмотря на результаты такой проверки, эти же сотрудники под угрозами заставили его выплатить возмещение. Его отвезли в ПАО «Почта Банк» и АО «Банк Русский Стандарт», где Воробьин взял потребительские кредиты на 490 000 руб. и 349 000 руб. и внёс в кассу работодателя.

Через неделю Воробьин понял, что требования работодателя были незаконными. Поскольку уплаченная сумма превышала его средний заработок, он обратился к работодателю с письменными заявлениями о возврате 839 000 руб. Ответа он не получил, поэтому попытался взыскать неосновательное обогащение в суде.

Октябрьский районный суд г. Ставрополя в иске отказал, Ставропольский краевой суд с ним согласился. Они сослались на должностную инструкцию, которая устанавливает ответственность заведующего складом за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей. Согласно этой инструкции, завскладом несёт дисциплинарную и полную индивидуальную материальную ответственность, если из-за его действий (бездействия) общество понесло имущественный ущерб. При этом суды не подтвердили, что работодатель принуждал сотрудника выплатить деньги.

Затем дело попало в Верховный суд. Он напомнил: если виновный в причинении ущерба работник все возмещает добровольно, сторонам трудового договора надо заключить соглашение, в котором следует указать размер ущерба и сроки его возмещения (№ 19-КГ20-2). Такое соглашение в деле отсутствует.

Как указал ВС, обязательства из неосновательного обогащения возникают, если имущество было приобретено или сбережено на счет другого лица и не основано ни на законе, ни на сделке. Нижестоящие суды этого не учли, поэтому отказали в возврате денег. С такими выводами ВС отменил ранее вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Трудовые отношения регулируются ТК

В соответствии с трудовым законодательством работник, виновный в причинении ущерба работодателю, может добровольно возместить его полностью или частично. «При этом ВС подчеркнул необходимость оформления соглашения при добровольном возмещении материального ущерба. В рассматриваемом случае добровольность под сомнением, как и признание вины. ВС принял взвешенное решение и защитил работника. Иначе было бы злоупотребление со стороны работодателя», – считает Анна Зайцева, налоговый консультант московского офиса Peterka & Partners Peterka & Partners Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Комплаенс группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Финансовое/Банковское право × .

Можно предположить, что ВC не понравилось, что спор бывшего работника с работодателем разрешен по нормам ГК. Еще в 2018 году ВС указал: обязанность работника возместить причиненный работодателю ущерб возникает в связи с трудовыми отношениями, а вопросы материальной ответственности сторон решаются нормами ТК.

Алексей Бородак, советник Norton Rose Fulbright Norton Rose Fulbright Федеральный рейтинг. группа Природные ресурсы/Энергетика группа Транспортное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международный арбитраж группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Финансовое/Банковское право группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство ×

«С наибольшей долей вероятности при новом рассмотрении дела иск будет удовлетворен. Все правовые вопросы по делу разрешены: у работодателя действительно нет оснований для удержания денег, поскольку он не заключил с работником соглашение, в котором указаны размер ущерба и сроки возмещения. Задача судов, заново рассматривающих дело, – установить в материалах наличие доказательств, что истец передавал деньги ответчику», – считает юрист Enforce Law Company Enforce Law Company Региональный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Банкротство (включая споры) 3 место По выручке 8-9 место По количеству юристов Профайл компании × Данил Ананин.

Зароботок на краже в магазинах

Если вы хотите стать распространителем нашего журнала

«Алгоритм Безопасности» № 6, 2013 год.

Кто и как должен реагировать на сигналы пожарной автоматики?Интерфейс пользователя СПС по-русски
А.Зайцев

Пожарную безопасность на G20 обеспечил СТРЕЛЕЦ®

Лучше, чем другие, или большая разница при небольших отличиях. Адресно-аналоговая система пожарной сигнализации и управления COOPER

Возвращение в реальность — к вопросу управленческого понимания безопасности
М. Дубинин, В. Жуков

Радиоканальная система защиты банкоматов и платежных терминалов

OnGuard — основа для построения современных интегрированных систем безопасности

Как оптимизировать бизнес-процессы с помощью системы безопасности?
Р. Шарифуллин, независимый эксперт

Уникальные технологии Tyco Integrated Fire & Security

Тепловизоры OPGAL: на шаг впереди

Актуальные решения для защиты от краж в ритейле
А. Лабыцин, коммерческий директор компании «СМ ТРЭЙД»

Система охранная мобильная

О некоторых требования при проверке предприятий органами ГПН
С. Русяев, Д. Ваганова

Система мониторинга «Мираж». Критерии профессионального уровня системы централизованной охраны объектов

Торговый дом «ДЕАН» отметил свой 15-й день рождения

Современным логистическим складским комплексам — современные возможности индустрии систем безопасности. Часть 2.
Д. Филиппов, ведущий специалист Hi-Tech Security

Экономически эффективный переход на сетевое видео

IP-видеонаблюдение глазами разработчика. Часть 2: Настройка IP-камер и встроенная аналитика
А. Бурков, технический директор Dr.Systems

Работа NAS-сервера Synology как NVR-регистратора с IP-камерами типа «Fisheye»

Уже не роскошь… умный поиск как необходимый элемент современной системы видеонаблюдения
М. Алтуев, президент ITV | AxxonSoft

Комплексные инновационные технологии ЗАО «ПО «СПЕЦАВТОМАТИКА»

Новое поколение ОПС для взрывоопасных объектов. Легко монтируется, умно работает!

Некоторые советы по установке гидравлических боллардов
В. Бебих, генеральный директор ООО «СТОИК»

BACNET путь к интеграции систем безопасности в общую систему управления зданием. Часть девятая, заключительная
С. Левин, главный конструктор ГК «Сигма»

Адресные опросные извещатели серии «ЛЕОНАРДО» от «СИСТЕМ СЕНСОР»

Передовые технологии для управления складом на выставке ITFM – CEMAT

Саморегулирование в области пожарной безопасности в Российской Федерации. Опыт функционирования

Страничка производителя. Pyronix Ltd

Как бороться с шоплифтерами

Ежегодно воры лишают магазины по всему миру более 10 миллиардов долларов. За последние семь лет сформировалось целое движение, для участников которого магазинные кражи — не источник адреналина, а настоящий бизнес. Мы собрали для вас статистику, а также самые действенные способы защиты от краж.

Эпидемия шоплифтинга

Шоплифтинг сегодня — это настоящая индустрия с своими правилами игры и особенностями. До 2009-2010 существовали единичные форумы, где можно было приобрести оборудование для магазинных краж. Эти же площадки служили и своеобразными «учебниками» для начинающих воришек.

Читать еще:  Акт о несчастном случае на производстве

Чем сильнее развивался интернет, тем активнее магазинные воры делились своими знаниями. Это повлияло на общее количество краж: оно увеличивалось с каждым годом в геометрической прогрессии.

Плодились и тематические сообщества. Блокировки не помогают: на месте одной группы сразу же появляются две новые.

Теперь в интернете можно найти обучающие видео, купить и продать краденые вещи, выбрать подельников и купить специальное оборудование. На форумах люди оставляют свои отзывы, делятся секретами, как уйти от наказания, если тебя поймают.

Для участников групп действует строгий «фейсконтроль». Все, кто вступает в сообщества, либо анонимы, либо «фейки». Но даже опытные воры совершают ошибки и раскрывают себя, давая хорошую доказательственную базу полиции.

Посещать такие сообщества мы не советуем даже из интереса. Во-первых, чтобы без причины не попасть в поле зрения правоохранителей. Во-вторых, из-за слишком «соблазнительного» способа заработка. Особенно это касается подростков и авантюристов, которые легко попадаются на крючок профессиональных шоплифтеров.

Что говорит статистика?

Из всех шоплифтеров перепродают добычу только 3%. По словам экспертов «Цезарь Сателлит», в России существует несколько десятков группировок «профессиональных» воров. Это чуть менее 1000 человек, которые зарабатывают на кражах из магазинов немалые деньги.

Как правило, группы состоят из двух-пяти человек. Они не промышляют долго в одном городе, а отправляются на «гастроли». Чаще всего преступники специализируются на каком-то определенном виде товара: парфюм, электроника, детские товары.

За один заход «профессиональные» шоплифтеры выносят товар на суммы от 20 000 рублей. Сбывают его за 50-60% от стоимости в группах в соцсетях и на форумах. Там же и ищут себе подельников. Такие сообщества легко найти в интернете даже непросвещённому человеку.

Вот самая распространенная схема групповой кражи. В магазин заходит несколько человек. Один следит за охраной и координирует действие своих подельников. Двое или трое участников группы умышленно создают ситуацию, привлекающую к себе все внимание продавцов торгового зала и охранника магазина. Воспользовавшись этими обстоятельствами, еще один воришка выносит отобранный товар за пределы магазина или торгового центра.

Больше всего страдают магазины элитной косметики и парфюмерии. Там за несколько минут воры набирают товар на 20 000-30 000 рублей. «Профессионалы» со стажем могут за один день лишить магазины сотен тысяч рублей.

Существуют и те, кто специализируется на кражах за рубежом. Такие орудуют в элитных бутиках, где цена за единицу товара стартует от 1000 евро. В среднем, за одну поездку ворам удается «заработать» около полумиллиона рублей. Продают товар как за рубежом, так и в России, а покупатели иногда даже не подозревают, что приобретают краденое. В фейсбуке существуют сотни групп, где люди перепродают друг другу брендовые вещи с огромными скидками.

Британский центр исследований ритейла Global Retail Theft Barometer определил, что пик магазинных краж наступает ближе к выходным и большим праздникам.

Способы защиты

До появления антикражных ворот с функцией металлодетектора товар выносили, оборачивая в фольгу. Она была способна глушить сигнал от защитных меток. Когда в магазинах появились «антиворы», распознающие металл, и этот способ краж стал неактуален. Чтобы обойти систему, поставщики нелегального оборудования изобрели специальную ткань, которая работает, как и фольга, но остается «невидима» для металлодетектора.

Все это похоже на гонку хакеров и антивирусных компаний. Пока фирмы, специализирующиеся на защите от краж, изобретают «антиджамеры» и новые виды детекторов, шоплифтеры придумывают очередные «глушилки».

Для сотрудников и владельцев магазинов шоплифтинг — настоящая беда. За посетителями постоянно должен наблюдать кто-то из продавцов или охранников. Наибольшее количество краж случается в праздники и в выходные. Из-за потока людей бывает довольно сложно уследить за каждым.

Поэтому владельцам магазинов необходимо помимо антикражных ворот устанавливать системы видеонаблюдения. Это сокращает расходы: один комплекс безопасности заменит целый штат секьюрити.

Система видеомониторинга, настроенная по индивидуальному сценарию, согласно поставленных заказчиком задачах, позволяет отследить любые отклонения от заданных параметров. Операторы Центра безопасности, управляя современными платформами видеомониторинга и аналитики, круглосуточно следят за обстановкой на охраняемом объекте и, в случае малейшего подозрения на нештатную ситуацию, направят на объект группу быстрого реагирования ЧОП и предупредят об этом персонал магазина. Если коротко: система выдает тревожный сигнал, а решение принимает специально обученный человек.

Недавно, благодаря системе «умного видеонаблюдения» «Цезарь Сателлит», удалось предотвратить кражу в одном из брендовых спортивных магазинов. Когда в торговый зал под видом добросовестных покупателей зашли девять человек, аналитическая программа системы видеомониторинга отследила и проанализировала их действия, после чего сформировала тревожное сообщение. Оператор центра безопасности направил на объект группу быстрого реагирования. Прибывшие по вызову сотрудники ГБР задержали злоумышленников и передали их полиции.

И это был как раз тот случай, когда шоплифтеры были «профессионалами»: некоторые из них уже привлекались к ответственности за кражи.

Как устроено воровство в магазинах и борьба с ним

Шоплифтинг — это магазинная кража, при которой товар похищается незаметно, без применения силы. «Афиша Daily» поговорила с магазинным вором, юристом и сотрудниками розничных магазинов о том, как устроен шоплифтинг в России.

Даниил

Когда мне исполнилось 18 лет, я ушел из дома и начал жить с друзьями. Один парень рассказал мне, что ворует в магазинах, и так все началось: с ним мы ходили покупать муку с молоком, а в сумку клали все остальное. Мы считали на калькуляторе, чтобы взять на сумму до тысячи рублей, потому что так ты попадаешь только под административную ответственность.

На воровство одежды меня подсадил лучший друг. Я работал в магазине Quiksilver, а он заглянул туда и украл футболку. Я узнал об этом, когда он подарил ее мне и показал самодельную коробку из фольги и металлизированного скотча со словами: «С этим можно украсть что хочешь».

Первый раз я пошел с ним, чтобы посмотреть, как он ворует. Потом мы стали делать это вместе: пользовались одной коробкой и брали все что хотели. Мне нравилась не сама одежда, а процесс, адреналин, который я получал. Нравилось, что люди зарабатывают по 30 тысяч, копят на бренды, а я просто беру вещь за 2–3 минуты и ощущаю себя лухарименом. Нравилось обманывать систему: я иду в Tommy Hilfiger в брюках Gant, надеваю дорогие часы, обувь Dr. Martens, при этом у меня 100 рублей в кармане только на бутылку пива.

Из секонд-хендов тоже воровал, но это легко и не так интересно. Продавщицы замечали нас и орали: «Тунеядцы, воры!» Но это не останавливало, а только раззадоривало.

О системе шоплифтинга

Мы шли за обновками, когда появлялось хорошее предчувствие и настроение. Иногда я брал с собой девушку. Она узнала о том, что я шоплифтер, когда я при ней украл свитер. Ее первой реакцией было: «Даня, Данечка, может, не надо?» Я ответил: «Просто принеси этот свитшот в примерочную». Потом она тоже захотела участвовать. Девушка заходила с сумкой, выбирала одежду, а я воровал. Украшения она сама брала. Как-то протянула мне руку: «Смотри, что я по дороге успела взять». А в руке целая горсть сережек и цепочек.

Наша система была четкой. В примерочную мы брали много вещей, а между ними закладывали вещь, которая понравилась, — чаще всего продавец ее не замечал. Потом я клал ее в сундучок. Вот и все. Единственная проблема — охрана. Нужно было сохранять спокойствие, активно беседовать, выглядеть простыми обывателями. Охранники, как собаки, чуют страх, поэтому приходилось смотреть им в глаза, а иногда специально закатывать скандалы: «Что ты смотришь? Ты на мою девушку смотришь?» Он тогда сразу: «Извините, молодой человек, я ничего».

О задержаниях, штрафах и тюремной камере

Первый раз меня поймали, когда я был в нетрезвом состоянии и украл в подарок девушке кожаную куртку за тысяч 30. Я решил отметить трофей: положил куртку в камеру хранения, выпил, а потом решил и себе что-нибудь взять. Нашел рубашку и поло, сделал все как обычно. Вышел, и меня остановил охранник. Я побежал. Людей было много, поэтому я споткнулся и упал. Я попросил откуп, договорился с охранниками о сумме, позвонил другу, но у него не было таких денег. Вызвали полицию. Пришел мент, и я ему чистосердечное признание сделал: сказал, что мог бы купить, но жалко за такие шмотки платить деньги. Мы с ним поболтали, наладили контакт. Пока шли до участка, я даже пиво себе купил, наручники он мне не надел. Я дал подписку о невыезде и в тот же вечер поехал домой. Позднее приехал в суд, сказал, что признаю свою вину и не буду так больше делать. Мне выписали штраф, а я продолжил воровать, конечно.

Второй раз поймали, когда я решил взять себе куртку Armani. Профольгированного пакета с собой не было, но я знал, что магнит не сработает, если к нему приложить телефон, на который поступает звонок. Мне звонил друг. Я вышел, и меня сразу остановили охранники. Мне заломили руки и отвели ждать полицию. Приехал полицейский — он оказался хорошим человеком. Я сказал ему, что ничего не помню, что девушка бросила и я напился. Извинился. Он мне ответил: «Дань, но ты понимаешь, что у тебя была уже уголовная статья? Тебе придется сутки сидеть». Я и отсидел. Сосед в камере был тоже вором — интересный такой. Я заметил, что все воры — позитивные собеседники, они относятся к потерям с легкостью. Я и после этого случая воровал.

О дорогих продуктах

Сейчас воровать одежду уже неинтересно, нужно серьезное дело. А вот за продукты я до сих пор не плачу. Почему я не могу вкусно поесть, если хочу этого? Особенно удобно весной, осенью и зимой: в большие пуховики все помещается. Я беру семгу, колбаску, вырезку. С девушкой вместе мы тоже воровали: она обожала мороженое Mövenpick, но оно ужасно дорогое, а платить мы не хотели. Родителям тоже приносили дорогие продукты, а они удивлялись, откуда у нас такие деньги. Я тогда вообще не работал.

Читать еще:  Как вернуть деньги за бракованный смартфон

В некоторых магазинах меня уже знают. Часто ходят охранники, переодетые в гражданскую форму, поэтому не всегда получается воровать. Но полицию они не вызывают — просто на входе останавливают. Я беру что угодно ровно до той суммы, которая у меня есть с собой, чтобы суметь оплатить, если попадусь. В таких случаях я кошу под дурака, хлопаю глазами, говорю, что забыл достать продукты, и оплачиваю их. Я хороший актер.

Сколько крадут в магазинах

В России учет краж в розничной торговле не ведется. По данным Национальной ассоциации предотвращения краж в магазинах (NASP), ежегодно в магазинах по всему миру воруют на 13 миллиардов долларов, то есть на 35 миллионов долларов каждый день.

Каждый одиннадцатый человек хотя бы раз в жизни занимался шоплифтингом. 55% взрослых магазинных воров начали делать это в подростковом возрасте, и большинство из них не совершают никаких других правонарушений. Только 3% шоплифтеров продают ворованный товар.

Сумма, на которую совершается кража, варьируется от 2 до 200 долларов в зависимости от типа магазина. Большинство шоплифтеров покупают в месте, где украли товар, еще что-то. Британский центр исследований ретейла определил, что пик магазинных краж наступает ближе к выходным и большим праздникам.

Согласно Global Retail Theft Barometer, единственному глобальному исследованию издержек в ретейле, в 2015 году Россия попала на десятое место из 24 стран по сумме издержек. В общем сумма издержек составила 9,04 миллиарда долларов, из которых 34% составил шоплифтинг, 14% — административные потери, 6% — мошенничество поставщика. Основную часть издержек, то есть 46%, магазины терпят из-за нечестных сотрудников. Этот показатель самый высокий именно в России. А шоплифтеров, по данным исследования, больше всего в Нидерландах — там потери от магазинного воровства составляют 73%.

Андрей Голубков

Пресс-секретарь сети супермаркетов «Азбука вкуса»

В каждом магазине есть видеонаблюдение — преимущественно оно и помогает предотвратить кражу. В отличие от гипермаркетов, в нашей сети есть возможность следить за каждым покупателем.

Наш контингент — это обеспеченные покупатели, у которых нет нужды красть. Но есть несколько типов людей, которые воруют в любом магазине: профессионалы, клептоманы и те, кто делает это ради интереса. Лица профессионалов известны, у нас есть их фотопортреты. Когда охранник видит их, он передает информацию службе наблюдения, чтобы за человеком проследили. Для воров самая желанная цель — это дорогие продукты и крепкий алкоголь. Поэтому дорогостоящие напитки находятся под ключом, чтобы не было соблазна их похитить.

Случайные кражи у нас обычно не происходят — чаще всего это очень хорошо спланированная акция. В таких случаях мы понимаем, что в системе найдена брешь, и быстро закрываем ее. Во всех местах, где может случиться кража, есть видеокамеры, запись с которых мы постоянно просматриваем. У нас практически нет слепых зон.

Охранники обычно стоят у выхода из магазина, потому что именно там воры чаще всего начинают нервничать и выдают себя. В магазинах, где мощный трафик, есть смысл нанимать также охранников в гражданской форме.

Дарья Шкарбан

Сотрудница магазина Zara

Однажды во время моей смены мужчина украл ботинки за 10 тысяч. В магазине не было менеджера, поэтому меня позвали к охране в комнату, где уже сидел пойманный вор и полицейский. Мне сказали, что по камерам было видно, как тот мужчина своровал ботинки, и попросили запомнить его. Я подписала бумаги, а потом этого человека отвезли в участок.

Мы, сотрудники магазина, не знаем, что происходит с пойманными. Наша задача, как продавцов-консультантов, проверять алармы (магниты для защиты от воровства. — Прим.ред.) на одежде, в примерочных и на выходе из примерочных через охранные ворота. Но за воровством следит только охрана, когда смотрит в камеры. Если человек запищал на выходе, стал убегать или был замечен по камере за воровством, его приводят в специальную комнату, там вызывают полицейских, разбирают дело, смотрят записи и зовут консультанта. Потом заполняются необходимые документы, и пойманного человека увозят в полицию.

Воровство в магазине, или Как защитить свой бизнес?

Можно ли защититься от воровства в магазине? Или, по крайней мере, значительно снизить процент совершаемых краж. Кто осведомлен – тот вооружен: из этой статьи вы узнаете важные факты и статистические данные, касающиеся воровства. А зная их, можно определить стратегию по борьбе с этим распространенным «недугом» многих торговых точек.

Воровству все возрасты покорны

Вот здесь никакой закономерности нет: у воровства отсутствует «приоритет по половому признаку». В равной степени в магазинах воруют и мужчины, и женщины. И даже дети: как ни странно, именно они составляют 25% магазинных воров. Неработающие мужчины и пенсионеры замыкают «рейтинг» воров.

Воровство – это диагноз или слабость? Насколько сильно в человеке искушение совершить кражу. Ответ не слишком утешительный. Статистика говорит о том, что 10% людей будут воровать всегда, при любых условиях. Основная часть людей (80%!) имеют склонность к хищениям. По оценкам западных специалистов, каждый третий работник магазина совершает кражи. И лишь 10% людей никогда не будут воровать.

Каждый пятый взрослый начинает воровать еще в юном возрасте. Причем, как говорят сами воры, на кражах «попадаются» в среднем 1 раз из 49. «Вирус воровства» плохо поддается лечению: 57% взрослых и 33% подростков признаются, что им трудно удержаться от повторных краж даже после того, как они были задержаны. Магазинным вором является каждый 11-й человек на планете. Только с 2007 по 2012 год в связи с кражами были задержаны 10 миллионов человек. Для сравнения – это население крупнейших мегаполисов или небольшого государства!

Как же их все-таки ловят? Среди самых распространенных мер, благодаря которым удается задержать магазинных воров – «срабатывание» магнитных наклеек на товарах (15-18% задержаний), а также визуальные средства наблюдения и грамотные действия персонала.

Какие группы товаров пользуются «популярностью» у воров? Однозначного ответа здесь быть не может: это товары из самых разных ценовых категорий, в зависимости от «запросов» и материального положения вора. Это и жвачки, и средства личной гигиены, и дорогой алкоголь, и нижнее белье, и шоколад, и батарейки, и бритвенные станки…

Воруют… все!

Воруют как по одну, так и по другую сторону прилавка. Более того, на совести покупателей лишь 25% всех магазинных краж. Примерно столько же составляет брак/порча товара. А вот 30% случаев воровства – на совести самих кассиров или другого персонала магазина (20%). Чаще всего, кражи совершают те, кто больше других работает с товарами: это кассиры (50% краж). На счету топ-менеджмента — 30% краж, на счету других сотрудников магазина — еще 20%.

Почему вор – вор?

Перед тем, как строить стратегию защиты, нужно знать основные причины воровства. Что это – болезнь, хобби или следствие нужды? Статистика говорит о том, что 85% воров – люди, одержимые навязчивым желанием украсть. «Искатели приключений» и малоимущие составляют по 5%; профессиональные воры и наркоманы – по 2%. Случаи реальной клептомании встречаются еще реже – лишь в 1% случаях.

Сотрудников магазинов к воровству подталкивает знание изъянов в учете или логистике. То есть, по сути, плохая организация бизнес-процессов. Влияет также и психологическая составляющая воровства (неприятности на работе, болезнь, несчастье в семье и т.д.)

Если рассматривать проблему глобально, сам российский менталитет характеризует относительная лояльность к «нетрудовым» доходам: 71% населения считает, что в России нельзя заработать большие деньги честным путем.

Каков «нормальный» убыток от воровства

К сожалению, полностью исключить утрату имущества магазина из-за воровства невозможно. При любых затратах на охрану эти потери можно лишь минимизировать. Вопрос лишь в том, на сколько? Опыт показывает, что наилучшим результатом борьбы с магазинными ворами считается снижение потерь от краж до 0.3% от выручки. Нужно учесть, что это наилучший, но почти недостижимый результат.

Считается нормальным, если по вине воров «исчезает» от 0.3 до 0.5% от оборота. А вот при кражах от 0.5 до 1.5% от оборота и выше положение оценивается как серьезное. В этом случае требуется принимать самые срочные меры.

Зависит ли интенсивность краж от места расположения магазина?

Да, зависит. И вот лишь несколько примеров.

Как было сказано выше, около четверти всех краж совершают дети. Поэтому, если магазин расположен около школ и других учебных заведений, риск воровства довольно высок. В зоне пристального внимания «взрослых» воров – торговые точки, расположенные в местах массовых гуляний и отдыха. Часто фиксируются случаи краж и в бедных районах, где высока концентрация людей, живущих у черты бедности, или постоянно проживающих там наркоманов. Но с тем же успехом воруют и в магазинах в центре города, а также в любых деловых местах с большим количеством случайных покупателей. Торговые точки, расположенные вдоль улицы, воров привлекают больше, чем те, что находятся в огороженных местах отдыха, поскольку в первом случае у них больше «удобных возможностей» скрыться…

Как видим, в зоне риска находятся практически все магазины и супермаркета!

Тем не менее, количество магазинных краж можно значительно сократить, если знать «горячие точки» любого торгового зала.

Места, где легче всего совершить кражу:

  • зоны около многочисленных выходов (там, где можно успешно выйти, минуя выходной контроль),
  • «тупиковые» уголки и укромные ниши,
  • комнаты отдыха или примерочные,
  • высокие стеллажи с товаром, которые скрывают покупателей (и воров) от обозрения,
  • места скопления покупателей вокруг товара повышенного риска.

«На руку» ворам отсутствие в магазине предупредительных мер и специального торгового оборудования, предназначенного для защиты от краж.

Моральный аспект. Подозревать ли своих сотрудников

Конечно, подозрения в воровстве всегда неприятны. Особенности человеческой психологии таковы, что, даже подозревая коллег, лишний раз не хочется нагнетать обстановку в коллективе. Плюс к этому, поймать вора «с поличным» бывает очень сложно. Борьбе с воровством сотрудников препятствует также распространенное убеждение: «Воруют везде, но не у нас» (излишняя доверчивость). Но, закрывая глаза на регулярные кражи, вы способствуете уменьшению доходов магазина и снижению эффективности бизнеса.

Читать еще:  Бланки заявлений (анкеты) для получения загранпаспортов для взрослых и несовершеннолетних

Поэтому взвесьте все «за» и «против»… И примите решение по поводу дальнейших действий.

Как защитить свой бизнес от краж?

Прежде всего – тотальный учет и анализ данных! Возьмите за правило проводить в своем магазине регулярные проверки, организуйте внутреннюю охрану, установите систему видеонаблюдения. Полумеры здесь не помогут: чтобы добиться эффективного результата, все методы нужно использовать в комплексе.

Бороться с воровством сложно, но делать это можно и нужно! Перечисленные меры предосторожности плюс здоровая бдительность по отношению не только к покупателям, но и к сотрудникам магазина, в комплексе дадут повышение эффективности работы и сокращение количества краж.

Кто заплатит за воровство в сетевых магазинах

Как-то я стал невольным свидетелем разговора попутчиков в автобусе, громко обсуждавших, где поесть. И один из них предложил пойти в соседнюю “Пятерочку”: там, мол, легко украсть. Тогда я впервые задумался об услышанном. А ведь действительно, почему в народе зародилась такая молва? И почему предприниматели с этим мирятся, а государство “не видит” проблемы? Попробуем разобраться.

ОЦЕНКА ПОТЕРЬ

Но стоит ли проблема того, чтобы ее обсуждать? Несколько цифр. Общие товарные потери в РФ оцениваются примерно в 6 млрд долларов в год, или 1,1 — 1,2% от товарооборота. Для сравнения: в Германии потери — 6,6 млрд, в Великобритании — 5,1 млрд, во Франции — 4,6 млрд долларов. В общем, мы “на уровне”, а если учесть территорию и население — то выглядим “нормально”. Но если вспомнить о курсе рубля к доллару, то ситуация резко меняется. В продовольственной торговле потери у нас значительно выше — до 3% от товарооборота, притом что в Англии — 1,75%, Франции — 1,6%, Швейцарии — 0,87%. Интересно, что в крупных торговых сетях ситуация чуть лучше: в “Магните” потери около 2%, в X5 Retail Group — 2,5%. И это все — воровство?

Нет. В составе этих потерь есть и так называемые объективные, или технологические, потери: бой, порча по сроку годности, усушка и т.д. По сути, затраты на организацию продаж, и от них никуда не деться. Чем больше свежего или дорогого товара, тем больше будут эти потери. Задача торговых сетей — снизить их за счет автоматизации и заинтересованности сотрудников. Но не это — тема для данной статьи. Нас интересует вторая составляющая — субъективные (необязательные) потери, то есть от воровства.

Так, в X5 Retail Group с оценкой суммарных потерь 2,5% от оборота объективные потери не превышают 1%; значит, на воровство приходится не меньше 1,5%. Много это или мало? Считаем: оборот компании в 2018 году составил 1,53 трлн рублей; получается, от воровства компания потеряла почти 23 млрд — огромные деньги! Как же компания допустила такое, почему не борется с этим явлением? Борется, конечно, но она ведет бизнес в сложившихся условиях: если что-то экономически целесообразно — делает, если невыгодно или недоступно — приспосабливается.

КТО ВОРУЕТ

Посмотрим, из чего складываются эти потери в сетевых магазинах самообслуживания, подавляющая часть которых — дискаунтеры (магазины у дома) с максимальной экономией затрат на персонал и охрану. Приблизительно половину ворует персонал, вторую — покупатели (меньшая их часть!). Среди персонала отличаются кассиры (50%), сотрудники распределительных центров и водители (примерно 20%), грузчики и работники торгового зала (30%). А среди покупателей можно выделить тех, кто ворует из-за отсутствия денег (в том числе дети); клептоманов — или воров по причине болезни/интереса; ворующих “за идею” (“страна меня “кинула”, имею право”); ворующих профессионально (постоянно и/или в составе “бригады” — эти самые страшные).

Почему с ними не борются и не ловят? Борются, и очень даже ловят. Причем наиболее эффективно их ловят сотрудники магазинов, если руководитель сплотил коллектив. Ловят сотрудники ЧОПов, которые охраняют магазины (хотя и сами могут воровать!), службы безопасности торговых сетей. За последнее время даже в дискаунтерах появились камеры видеонаблюдения, противокражные рамки… Но максимум, чего удается достичь, — сдерживать рост потерь. А может быть, стоит добавить персонал, контролеров — и все будет хорошо? Нет, это требует сопоставимых денег. Да и не могут даже крупные торговые сети решить проблему. Не ими она создана.

ОТКУДА ПРОБЛЕМА

Попытаемся разобраться. Остановили на кассе покупателя жвачки после расчета: видели, как положил во внутренний карман куртки две бутылки коньяка на сумму 1500 рублей. Охранник вежливо предложил предъявить то, что во внутреннем кармане. А вор отказывается — имеет по закону такое право! Требовать что-то, досматривать — имеет право только полицейский.

Вызываем полицейский наряд звонком в службу 02 (звонить в ОВД не хочется, будешь долго рассказывать, что украли). Едут с полчаса, а то и дольше. Вора приходится не отпускать, а он, понятно, играет на публику, кричит, что задержали честного человека. В магазине растет напряжение.

Наконец приезжает наряд. Полицейский просит предъявить украденное, после чего спрашивает у персонала, на какую сумму кража. Узнает, что на 1500 рублей в розничных ценах. “А в закупочных, а без НДС?” — следуют вопросы. Узнав, что закупочная цена украденного 800 рублей, теряет интерес, предлагает провести разъяснительную работу и… отпустить.

Но если настоять, начинается ад. Надо написать заявление, пригласить понятых, получить объяснения от вора и тех, кто его остановил, предоставить копии накладных и уставных документов, приказ о назначении директора. Допустим, ты все это выдержал, полиция увезла вора. Через полчаса он может встретиться тебе на улице и… помахать рукой. А вечером зайти в магазин снова.

Почему же так происходит? Прежде всего, работает “человеческий фактор”. Ну не хочется полицейскому составлять кучу бумаг, если он знает, что прокурор откажет в возбуждении дела ввиду малой ценности украденного! И прокурор опирается на букву закона. Но, может, законодатели недосмотрели? Да нет, их тоже можно понять. Если всех воришек судить, то надо потратить бюджетные деньги на содержание в отделении, оформление дела, суд, истребование штрафа или содержание в заключении, если до этого вдруг дойдет. Проще отпустить. Пусть подворовывают, но так снижается социальное напряжение. Пенсионер “забывает” о маленькой пенсии, безработный не очень стремится защищать право на работу и т.д.

КТО ПЛАТИТ: ПО ЗАКОНУ И НА ПРАКТИКЕ

Так что же, все оплачивают торговые сети? Но это как посмотреть. В какой-то части — да, сети тратят деньги на профилактику воровства: ставят рамки, вешают на товары разного рода метки, содержат контролеров… Но все эти расходы, как и ожидаемые потери, включают в наценку. (Правда, при высокой конкуренции прибыль все-таки снижается, но это все равно выгоднее, чем содержать дополнительную охрану.)

Выходит, потери от воровства оплачивает добросовестный покупатель? Совершенно верно! Это своеобразный неформальный налог на всех нас.

Но не только. Часть убытка возмещает персонал магазинов, который в нашей стране вынужден заключать коллективный (бригадный) договор, где оговорена материальная ответственность (наследие социализма, притертое к современной реальности). Воровал сам или нет, а обязан оплатить часть недостачи, если магазин по итогам инвентаризации не вписался в установленный норматив товарных потерь. Причем в недостаче учитывается товар, украденный неустановленными лицами. В начале 2000-х годов эти выплаты достигали 2/3 зарплаты. Сегодня процедура стала гуманнее: по закону, удержания из зарплаты не могут превышать 20% месячного начисления. Ну так сети практикуют удержания из премиальных: работники просто лишаются премии частично или полностью.

Но это неправильно! Многократно говорил и повторяю: сотрудник магазина не должен понуждаться к оплате недостачи, если не установлена конкретная его вина. За сохранность товарно-материальных ценностей должна отвечать служба безопасности сети, охранники из ЧОПов. И это давно поняли за рубежом. А мы всё никак не изживем практику недавнего прошлого.

Как же бороться с такой несправедливостью? Да вспомнить о достижении того же самого прошлого — о профсоюзах, защищающих интересы работников. Например, профсоюзы американских компаний Wal mart, McDonald’s, Burger King уже несколько раз за последние годы смогли добиться пересмотра оплаты и условий труда. Но и у нас есть положительные примеры (вспомним профсоюзные ячейки на “Форд Соллерс”). Или борьбу водителей сети “Перекресток” за улучшение условий труда. Жизнь показывает: все меняется, если хотеть изменений.

КОММЕНТАРИЙ

Сергей Филин, председатель профсоюза “Торговое единство” РФ:

— Профессор Чеглов дал исчерпывающую характеристику такому явлению, как воровство в розничной торговле. На мой взгляд, с этим источником потерь сложнее всего бороться администрации в крупных розничных сетях. Как было сказано выше, часто хищения совершают или сами сотрудники, или служба безопасности, работающая по договору аутсорсинга, или покупатели. А среди потребителей, думаю, понятно, какие категории чаще всего воруют в магазинах: малообеспеченные и находящиеся на пороге отчаяния люди, или потерявшие работу, или трудные подростки.

Но почему же сотрудники предприятия совершают хищения фактически на своем рабочем месте? Ответ не всегда очевиден, но причинами таких поступков часто являются низкая зарплата работников магазинов; высокая текучесть кадров в розничной торговле экономически развитых регионов из-за невысоких зарплат в отрасли и притока низкоквалифицированных кадров, без профессионального образования и опыта; неоплата сотрудникам магазинов переработок; депремирование за невыполнение плана продаж; необязательность индексации зарплат работодателем; наказание коллектива за потери — по договору о материальной ответственности.

Если разбираться, то все эти причины имеют социальный характер: низкие зарплаты и регулярное депремирование сотрудников низшего звена в розничной торговле компенсируются “натурой”, полезной в домашнем хозяйстве “расхитителей капиталистической собственности”. В основном похищаются продукты, алкоголь, хозяйственно-бытовые товары.

Искоренить это позорное явление для российской розничной торговли возможно при следующих условиях:

— достижение достойного уровня зарплаты низшего звена;

— повышение престижа профессии в торговле;

— регулярная индексация зарплаты работников в зависимости от уровня текущей инфляции.

А эти вопросы как раз и находятся в поле зрения профсоюзов, выступающих в защиту интересов работников торговли.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector