Abv96.ru

Юридические консультации онлайн
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Если не наидена вещь и нет отпечатков пальцевмогут ли обвинить в краже

Супругу обвинили в краже в кондитерской и увезли на допрос в полицию

Мою супругу в местной кондитерской однажды обвинили в оплате заказа чужой картой. Судя по камерам, она покупала на кассе кофе с собой примерно в то время, когда по той, чужой карте произошли транзакции.

Супруга пришла в кондитерскую несколько дней спустя, ничего не подозревая, а персонал вызвал полицию. Полиция уже занималась этим делом после заявления потерпевшей — женщины, которая эту карту якобы потеряла. Обвинения выглядели так: это точно вы, мы вас помним, и по камерам после вас у нас в кондитерской никого не было!

При этом показания свидетелей были, скорее, в нашу пользу. Кассир сбивчиво указывала на мою супругу, оплата заказа по пропавшей карте нигде не была зафиксирована, оплата кофе и мошеннические транзакции по той карте не совпадали по времени. Всего транзакций по пропавшей карте было четыре, а на видеокамерах из кондитерской четко видно, как моя жена прикладывает телефон к банковскому терминалу только один раз, чтобы оплатить свой кофе.

В общем, обвинения явно были ложными и дело «шито белыми нитками». Мы проконсультировались с адвокатами и обратились в прокуратуру. Спустя месяц нам позвонили из полиции и сказали «забыть об этом случае» без объяснений и пояснений.

Но как нам теперь про это забыть? Мы месяц всей семьей переживали за тот день. Представьте, прямо в заведении мою супругу, маму в декрете с четырехмесячной грудной дочкой в коляске, попросили «оставить ребенка кому-то из знакомых» и увезли в отделение на трехчасовой допрос. А на допросе, конечно, давили морально, уговаривали написать признание, отобрали телефон — и все прочие «радости» времяпровождения в полиции. А после этого еще весь месяц звонили, звали на процедуру «полиграф» — это такой многочасовой тест на детекторе лжи, снова уговаривали сознаться и не портить дочери жизнь своей будущей статьей после заведения дела! Жесть как она есть! И все это пришлось пережить молодой кормящей матери в течение месяца.

На нервной почве у супруги начались проблемы со здоровьем и сбои в кормлении дочки. Мы подняли всех знакомых и друзей, возмущению не было предела. Нам посоветовали стоять на своем, объявить войну жуликоватому персоналу и безучастному руководству кондитерской в соцсетях через знакомых местных блогеров и СМИ. Еще нам порекомендовали подать в суд на злополучное заведение, потребовать солидную компенсацию морального ущерба за ложные обвинения, нарушение прав потребителя и все остальное.

Уважаемая редакция, подскажите, как в нашей ситуации поступить? Как правильно оформить иск? Нужно ли предварительно уведомить о нем владельцев кондитерской, которые были в курсе ситуации, но не отнеслись к ней серьезно? Вместо того чтобы уладить ситуацию, внимательно просмотреть записи с камер и искать мошенников у себя за кассовым аппаратом, они лишь отмахивались от разбирательств и по сей день не думают извиняться.

Будем благодарны за ответ.

С уважением, поклонники Т—Ж

Это замечательно, что ситуация разрешилась удачно. И компенсацию вы вправе потребовать — только выплачивать ее вам, возможно, будет не администрация кафе, а государство.

Если ваша супруга была подозреваемой по уголовному делу, у нее есть право на реабилитацию.

Что вообще произошло

Судя по тому, что вы рассказываете, у какой-то женщины украли банковскую карточку. Она подала заявление в полицию, там возбудили уголовное дело.

Потом с этой банковской карточки списали деньги в кафе, где делала покупки ваша супруга. Сотрудники кафе дали показания, что платежи в период списания денег делала только она.

Соответственно, полиция на основании этих показаний заподозрила вашу супругу в том, что это именно она расплачивалась украденной банковской карточкой.

Из этого следует, что сотрудники кафе вашу супругу в краже не обвиняли. Маловероятно, что они присутствовали при факте кражи и могли показать на кого-либо — вот смотрите, мы видели, как этот человек вытащил из сумочки карточку и расплатился. Они лишь дали показания, что ваша супруга расплачивалась картой.

С точки зрения полиции, женщина, у которой украли карточку, — потерпевшая. Сотрудники кафе — свидетели. А ваша супруга — подозреваемая. И свидетельские показания — не в пользу супруги.

Сотрудники кафе никого не обвиняют, а говорят: «Это точно вы, мы вас помним, и по камерам после вас никого не было». Говорят они, скорее всего, это в полиции. Следователь или дознаватель записывает их показания в протокол.

Полиции кажется, что дело раскрыто — есть свидетельские показания. Чтобы подкрепить позицию обвинения, следователь изымает записи с видеокамер — он считает, что это точно подтвердит вину вашей супруги.

Но все наоборот — на записях ни время не совпадает, ни количество транзакций, ни способ оплаты — потому что ваша супруга платила телефоном вместо карточки. А в этом случае легко проверить, привязана ли к конкретному телефону банковская карта и чья она.

Читать еще:  Как получить деньги по исполнительному листу с юридического лица и ИП

В суд дело с такими доказательствами передавать нельзя — судья вынесет оправдательный приговор.

Кто за все это отвечает

Отвечать за все это безобразие, по всей видимости, придется государству.

Государство должно гарантировать соблюдение прав граждан. Если человек необоснованно стал жертвой уголовного преследования — государство отвечает за то, чтобы ему возместили ущерб. И неважно, кто виноват в таком преследовании, — свидетели, следователи, дознаватели или прокурор. Отвечать должно государство, а компенсировать ущерб — деньгами из бюджета.

Новые подробности взлома базы данных правительства США

Выяснилось, что хакеры украли не 1,1, а 5,6 млн отпечатков пальцев госслужащих

Хакеры, похитившие личные данные миллионов сотрудников Министерства обороны и других государственных служащих, также похитили 5,6 млн отпечатков пальцев, примерно на 4,5 млн больше, чем сообщалось ранее. Об этом в среду сообщила администрация.

Этот факт был установлен в ходе продолжающегося расследования случаев утечки данных из Кадрового управления (OPM) и Министерства финансов. Об этом говорится в заявлении ОРМ. Факт несанкционированного доступа к данным был обнаружен этой весной. Пострадали данные, касающиеся оформления допуска за многие годы.

Эта новость появилась буквально накануне визита в Вашингтон президента Китая Си Цзиньпина. Американские официальные лица негласно обвиняют в краже данных китайских хакеров, но публично они об этом не заявляли.

По словам президента Обамы, кибербезопасность будет главной темой переговоров с президентом Китая, которые состоятся в пятницу в Белом доме. Соединенные Штаты уже заявили Китаю, что промышленный шпионаж в киберпространстве, осуществляемый правительством Китая или теми, кто действует по его поручению, является «актом агрессии, которая должна прекратиться».

Как сообщили американские официальные лица, пока нет фактов, которые свидетельствовали бы о том, что похищенные данные были как-то использованы в незаконных целях, хотя они обеспокоены тем, что эта кража может угрожать разведслужбам.

В среду пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест заявил, что расследование хищения данных о примерно 21,5 млн госслужащих продолжается, и у него «нет никаких заключений насчет того, кто несет ответственность за это, которыми он бы смог поделиться».

Он отметил, что заявление ОРМ не связано с визитом Си Цзиньпина. Оно появилось в связи с тем, что сотрудники ОРМ встретились с членами Конгресса и сообщили им об этих отпечатках пальцев, так что эту информацию в любом случае пришлось бы опубликовать.

Сотрудники ОРМ и Министерства обороны лишь недавно обнаружили, что было похищено еще больше отпечатков пальцев, чем предполагалось ранее, отмечается в заявлении ОРМ.

В процессе оценки ущерба официальные лица «выявили до этого не проанализированные архивные документы, содержащие дополнительные данные и отпечатки пальцев». В результате, число тех, чьи отпечатки пальцев были украдены, увеличилось с 1,1 млн до 5,6 млн человек.

Как сообщили из ОРМ, до сих пор считается, что в результате кражи данных пострадали 21,5 млн человек.

Кадровое управление попыталось приуменьшить угрозу, возникшую в результате кражи отпечатков пальцев, заявив, что в настоящее время возможности для несанкционированного использования таких данных ограничены. Однако оно признало, что со временем, по мере развития технологии, эта угроза может усилиться.

«Межведомственная группа, имеющая соответствующую квалификацию в этой области, проанализирует то, каким образом эти отпечатки пальцев могут быть использованы злоумышленниками в будущем», — отмечается в заявлении.

В состав этой группы входят сотрудники разведслужб, а также ФБР, Министерства внутренней безопасности и Пентагона.

Сенатор-республиканец от штата Небраска Бен Сасс, обвинивший администрацию в несерьезном отношении к обеспечению кибербезопасности, сказал, что заявление ОРМ еще раз доказывает, что официальные лица считают кражу данных просто «пиар-кризисом, а не чем-то, что угрожает национальной безопасности».

Те, кто пострадал в результате кражи данных, пока не уведомлены об этом. В заявлении ОРМ говорится, что вместе с Министерством обороны это управление начало рассылать по почте соответствующие уведомления.

Криминалисты в растерянности: можно ли верить отпечаткам пальцев?

Если генетическая дактилоскопия может считаться — разумеется, при соблюдении правил отбора проб — абсолютно надежным методом идентификации личности, то анализ обычных отпечатков пальцев ведет порой к ошибкам.

Эксперт рассматривает в лупу отпечаток пальца

На протяжении десятилетий дактилоскопия применяется в криминалистике как абсолютно надежный метод идентификации личности преступника: если эксперты обнаруживают на месте преступления отпечатки пальцев, а затем заявляют об их принадлежности тому или иному человеку, следователи, да и судьи, твердо исходят из того, что он там побывал. Однако исследование, проведенное теперь шотландскими специалистами, свидетельствует о том, что не все так однозначно.

Начать с того, что сам по себе папиллярный рисунок кожи пальцев и ладоней считается уникальным и неизменным на протяжении всей жизни человека, хотя строгого научного обоснования эта гипотеза, несмотря на ее повсеместное практическое применение, как ни странно, до сих пор не имеет. Кроме того, никто и никогда не проводил серьезную оценку достоверности идентификации личности по отпечаткам пальцев. По умолчанию она принимается за стопроцентную, однако есть заслуживающие доверия научные данные, что на самом деле она составляет лишь 98 процентов. Это значит, что в среднем каждый 50-й случай осуждения человека на основе идентификации отпечатков пальцев может быть судебной ошибкой. Но и это еще не все.

Читать еще:  Как подать исковое заявление в суд

Скандал с отпечатками пальцев Ширли Макки

Изрядный удар по репутации дактилоскопии нанес случай, вошедший в историю шотландской криминалистики как «скандал с отпечатками пальцев Ширли Макки» (Shirley McKie fingerprint scandal). Здесь не место вдаваться в подробности этой детективной истории, но вкратце суть ее такова: 8 января 1997 года в своем доме в шотландском городе Килмарнок была найдена зверски убитой пожилая дама по имени Марион Росс (Marion Ross), бывшая сотрудница банка. При осмотре места преступления полиция обнаружила в общей сложности 428 следов рук, из которых 18 были признаны пригодными для идентификации. На основании анализа отпечатков пальцев, выполненного экспертами дактилоскопического отдела шотландского уголовно-регистрационного бюро (Scottish Criminal Record Office — SCRO), в убийстве был обвинен молодой человек Дейвид Асбери (David Asbury), некогда работавший в доме покойной, хотя он упорно отрицал свою причастность к преступлению и имел алиби.

Кроме того, те же эксперты утверждали, что еще один отпечаток пальца, найденный на двери ванной комнаты убитой, принадлежит сотруднице местной полиции Ширли Макки. Она же категорически отрицала факт посещения дома погибшей. А затем развернулась детективная история, окончательно завершившаяся лишь 10 лет спустя тем, что заподозренной в лжесвидетельстве и уволенной со службы Ширли Макки была выплачена солидная компенсация в возмещение морального ущерба. Да и главного подозреваемого Дейвида Асбери, сперва приговоренного к пожизненному заключению, присяжные потом оправдали, потому что все обвинение строилось на дактилоскопической идентификации, а она, как оказалось, была выполнена крайне небрежно или даже предвзято. Одно время речь шла даже о преднамеренной фальсификации улик.

Распространенность метода не гарантирует его достоверность

Но так или иначе, на протяжении ряда лет авторитетнейшие эксперты-дактилоскописты из разных стран, опровергая друг друга, приходили при анализе одного и того же отпечатка пальцев к прямо противоположным, то есть взаимоисключающим выводам. Такую идентификацию убедительной не назовешь, говорит Джим Фрейзер (Jim Fraser), директор Центра судебно-медицинских исследований при университете Стретчклайд в Глазго: «И это отнюдь не единственный такой случай. Был еще один, в прошлом году, он тоже наделал немало шума, поскольку при работе над доказательной базой следствие наделало там много грубых ошибок. Шотландская и британская полиция были вынуждены признать, что в основе всех этих ошибок лежит недостоверная дактилоскопическая экспертиза».

Немало примеров сомнительных дактилоскопических экспертиз дает и практика судопроизводства в США. В 2007 году при рассмотрении дела об убийстве с целью ограбления владельца магазина балтиморский окружной судья Сузан Саудер (Susan M. Souder) заявила: «Хотя идентификация по отпечаткам пальцев применяется в криминалистике вот уже почти сто лет, этот факт не может служить гарантией надежности метода, ведь, скажем, на протяжении многих веков человечество жило в уверенности, что Земля плоская».

Массовые нарушения инструкций в процессе работы

По данным американской Академии наук, требования к надежности и объективности судебно-медицинских экспертиз в ходе повседневной полицейской работы часто нарушаются или вовсе игнорируются. Так, инструкция предписывает, чтобы результат каждой экспертизы перепроверялся коллегами, не связанными с расследованием данного дела, однако этого сплошь и рядом не происходит. Кроме того, эксперты нередко начинают сравнивать отпечатки пальцев уже на месте преступления, как бы предвосхищая результат, хотя этот анализ должен осуществляться только в лаборатории.

А, скажем, такой вариант, как намеренное размещение злоумышленниками чужих отпечатков пальцев на месте преступления с целью запутать следствие, если и рассматривается, то лишь авторами детективных романов, но уж никак не практикующими экспертами. Между тем, все следы, обнаруженные на месте преступления, должны рассматриваться только в их совокупности, и случай Ширли Макки лишний раз это доказывает, подчеркивает Джим Фрейзер, который является соучредителем созданного недавно Европейского объединения судебно-медицинских институтов: «Мы разослали специальную анкету многим экспертам разных стран, и один из вопросов гласил: может ли один отпечаток пальца, найденный на месте преступления и принадлежащий конкретному лицу, служить сам по себе достаточным доказательством, что это лицо действительно там побывало. Полученные ответы нас встревожили».

Профессионалы демонстрируют непрофессионализм

Оказалось, что из многих сотен опрошенных экспертов лишь каждый пятый выказал сомнения, а восемьдесят процентов даже не задумались над тем, что многие предметы, на которых обычно обнаруживаются отпечатки пальцев, будь то стаканы, ключи, книги и так далее, легко могут быть перенесены с места на место. «Мы находимся в ситуации, когда работа полиции уже имеет мало общего с серьезной научной экспертизой, — считает Джим Фрейзер. — Многие эксперты полагают, что идентификация по отпечаткам пальцев имеет такую же доказательную силу, как и генетическая дактилоскопия. А дав один раз какое-то заключение, они уже от него не отступают, потому что уверены в непогрешимости метода. Это совершенно непрофессиональный подход. Мы должны быть критичнее и к себе, и к коллегам, сохранять трезвый взгляд и всегда помнить о возможности ошибок. Ошибок, цена которых очень велика».

Читать еще:  Неявка на работу по болезни, но без больничного

Автор: Владимир Фрадкин
Редактор: Ефим Шуман

Семейный вор

По данным экспертов Судебного департамента, счет «семейный воров» может идти уже на тысячи. Отдельной статистики по родственным кражам пока не ведется, но ситуация уже требует серьезного исследования.

Согласно закону, кража у близкого человека ничем не отличается от обычной кражи. Взял без спроса, рискуешь сесть. Тем более что поймать семейного вора подчас легче, чем вора постороннего. И весь вопрос лишь в том, будут ли родственники жаловаться в полицию.

Например, недавно на скамью подсудимых попал житель села Дивное Ставропольского края. Молодой человек тайно проник в дом родной сестры и матери и похитил продукты питания. Родственники написали заявление в правоохранительные органы, и в итоге Апанасенковский районный суд Ставропольского края признал виновным в краже продуктов из холодильника своей матери. Ему назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев исправительных работ с удержанием из заработной платы 15 процентов в доход государства. Решение пока в законную силу не вступило.

Как поясняют специалисты, полиция не ведет специальной охоты именно на семейных воров. Такие дела возникают в двух случаях. Первый: когда некто стал головной болью семьи, и родные, устав терпеть, написали заявление в полицию. Второе: когда пропадает нечто очень ценное, люди думают, что в дом забрались какие-то посторонние воры, и тоже вызывают полицию. Когда в ходе расследования выясняется правда, уже никак нельзя сделать вид, что дела никакого нет: дело есть. Но в таком случае есть шанс прекратить уголовное преследование обвиняемого, скажем, за примирением сторон.

Поэтому надо помнить: если что-то принадлежит кому-то из родственников, это не значит, что оно принадлежит всей семье. Даже холодильник может не быть общим. Но есть юридические тонкости. Предметом хищения может быть только имущество, то есть те вещи, в которые вложен труд человека и которые обладают экономической ценностью. Так, во время краж наряду с ценными для потерпевшего вещами (например, деньги, мобильный телефон и пр.) часто похищаются предметы, которые потерпевшие не считают для себя какой-либо ценностью (старые книги, ношеная одежда, вышедшая из строя электронная аппаратура), и если бы не кража, готовы были бы их выкинуть.

Взять у отца или дяди без спроса старые брюки, которые ничего не стоят, возможно, и нехорошо с моральной точки зрения, но преступлением считаться не будет.

К тому же минимальная сумма ущерба для того, чтобы было заведено дело о краже, составляет пять тысяч рублей. Когда без спроса взято вещей или продуктов на меньшую сумму, то это будет считаться мелким хищением и попадает под КоАП. Поэтому ценность украденного — серьезный юридический вопрос.

В любом случае, если вам надоело, что родственники без вашего разрешения забирают вещи и пользуются как своими, при этом на ваши просьбы возвратить отвечают игнорированием, то в этом случае сообщить о преступлении можно в устной или письменной форме.

Так же поступила мать 28-летней рецидивистки из Красноярска. Она написала заявление на дочь, которая обворовала маму и двух соседей. Девушка ночью вместе с сожителем и ее родителями отправились в сауну. Спустя время молодые люди засобирались домой и вышли в коридор. Там дочь вытащила из сумки матери банковскую карту. Утром она сняла в банкомате чуть более 60 тысяч рублей. Мать, спустя время заметив пропажу, звонила дочери и просила вернуть карту. Девушка созналась, но деньги не вернула. Спустя 10 дней в гостях у соседа девушка после застолья вытащила из портмоне мужчины банковскую карту с пин-кодом на листке. В банкомате она сняла уже около 84 тысяч рублей. Вскоре похитительницу задержали, в судебном заседании девушка признала себя виновной. На момент судебного разбирательства преступница была беременна. Также она лишена родительских прав, малолетние дети находятся под опекой бабушки. Свое 30-летие девушка отметит в исправительной колонии общего режима: суд приговорил преступницу к двум годам лишения свободы и обязал возместить потерпевшим ущерб.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector