Abv96.ru

Юридические консультации онлайн
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Бремя доказывания в пдд

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

  1. Обзоры материалов СМИ

Одного только протокола ГИБДД для наказания водителя мало — ВС РФ

Верховный суд (ВС) РФ вновь встал на защиту водителей от необоснованных штрафов: высшая инстанция отметила, что автолюбителей нельзя привлекать к административной ответственности на основании одного только протокола ГИБДД. Утверждения автоинспектора не могут приниматься за истину, если его слова не подтверждены другими доказательствами — показаниями понятых, фото и видеоматериалами и т.п., подчеркивает ВС РФ.

При этом он напомнил, что бремя доказывания вины водителя лежит на сотрудниках ГИБДД, которые обязаны привести полный комплект доказательств, подтверждающих совершение правонарушения.

С жалобой до высшей инстанции дошёл водитель из Самары, которого оштрафовали на 1,5 тысячи рублей за нарушение правил остановки и стоянки транспорта. Согласно материалам ГИБДД, автолюбитель остановил свой автомобиль далее правого ряда от края проезжей части, чем нарушил пункт 12.2 Правил дорожного движения.

Автор жалобы факт остановки и стоянки машины не оспаривал, однако указал, что он припарковался не далее правого крайнего ряда проезжей части, при этом движению иных транспортных средств нисколько не мешал.

Однако Советский суд Самары и Самарский областной суд поверили инспекторам ГИБДД, а не водителю и оштрафовали последнего.

Между тем судья ВС РФ Сергей Никифоров с такой позицией не согласился, отметив, что для признания водителя виновным и привлечения его к ответственности мало ссылаться лишь на протокол сотрудника ГИБДД.

Позиция ВС РФ

ВС РФ напомнил судам, что обеспечение законности при рассмотрении административных дел предполагает не только наличие законных оснований привлечения к ответственности, но и соблюдение установленной законом процедуры (часть 1 статьи 1.6 КоАП РФ).

Задачами судебного производства являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений (статья 24.1 КоАП РФ), указывает суд.

В соответствии со статьей 26.1 этого же кодекса в ходе процесса суду следует выяснить как событие административного правонарушения, так и виновность привлекаемого к ответственности человека.

Между тем в рассматриваемом случае в протоколе не оказалось ссылок на фото либо видеоматериалы, которые могли бы подтвердить факт совершения правонарушения. Кроме того, к материалам дела не были приложены какие-либо доказательства, подтверждающие факт нахождения автомобиля далее правого ряда от края проезжей части, отмечает ВС РФ.

Из материалов дела также следует, что какие-либо доказательства, фиксирующие сам факт нарушения, помимо протокола об административном правонарушении, оспариваемого постановления по делу, показаний инспектора ДПС ГИБДД, данных им в судебном заседании, в представленных материалах отсутствуют, говорится в определении суда.

«То есть, каких-либо доказательств, объективно подтверждающих обстоятельства, на основании которых административным органом было вынесено оспариваемое постановление, в материалах дела не имеется. Вышеизложенное не является безусловным подтверждением наличия в действиях привлекаемого к ответственности лица вмененного ему административного правонарушения. Не содержится соответствующих доказательств и в представленных материалах дела», — подчеркивает высшая инстанция.

Она напоминает, что согласно требованиям статьи 1.5 КоАП РФ привлекаемый к административной ответственности не обязан доказывать свою невиновность — то есть бремя доказывания обстоятельств совершения им вмененного правонарушения возложено на административный орган.

«Каких-либо бесспорных доказательств совершения правонарушения при возбуждении дела и в ходе его рассмотрения по существу получено не было, а имеющиеся по делу сомнения подлежат толкованию в пользу привлекаемого к ответственности лица», — считает ВС РФ.

Таким образом, ГИБДД и суды не выяснили все обстоятельства, которые имели значение для принятия законного и обоснованного решения по делу, а сами постановления о назначении наказания вынесены на неполно исследованных доказательствах по делу, в связи с чем не могут быть признаны законными и обоснованными.

В связи с этим Верховный суд отменил все решения по делу и прекратил административное дело из-за недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены судебные акты.

Верховный суд напомнил, что фотофиксация нарушений – не аксиома

Штраф за превышение скорости засвидетельствовала система фотовидеофиксации. Инспекторы ДПС отправили его владелице машины. Однако последняя завила в суде, что за рулем в момент нарушения ПДД находился ее супруг. В качестве доказательств она представила письменное объяснение мужа и полис ОСАГО. Суды не поверили в такую версию. ВС оказался другого мнения.

В спорах, где фигурируют материалы фото- и видеофиксации, бремя доказывания лежит на собственнике автомобиля, констатирует Зиннур Зиннятуллин, адвокат МКА «Князев и партнеры». Связано это с тем, что невозможно идентифицировать лицо, которое точно управляло машиной в момент нарушения ПДД. В подобную ситуацию и попали супруги из Кранодарского края.

Летом 2015 года житель Тихорецка Игорь Тюрин* возвращался домой на машине жены. Дорога шла через мост, на спуске с которого установлен знак ограничения скорости – 40 км/ч. Однако Тюрин проехал этот участок со скоростью 63 км/ч. На мосту стояла система фотовидеофиксации, которая и засвидетельствовала нарушение. Через неделю после этого супруга Тюрина Анна получила извещение о штрафе за превышение скорости, который инспекторы выписали ей как владельцу машины. Она оспорила решение сотрудников полиции в суд.

Истец представила суду копию полиса ОСАГО, в который вписана не только она, но и ее муж. Кроме того, сам Тюрин передал заверенное у нотариуса письменное объяснение. В этом документе он уверяет, что в тот день сам находился за рулем и превысил скорость. Судья Руслан Шевченко отказался даже проверять такую версию (дело № 12-44/2015). Суд расценил доводы истца как способ избежать выплаты штрафа. К такому выводу пришли и последующие инстанции, включая зампреда Краснодарского краевого суда (дело № П4А-163/2016).

Понимания Тюриной удалось добиться в Верховном суде. Судья ВС Владимир Меркулов обратил внимание на то, что супруга даже не вызывали на судебное заседание для проверки его версии событий. ВС отдельно подчеркнул, что показания системы фотовидеофиксации автоматически не отменяют принцип презумпции невиновности (дело № 18-АД16-172). По мнению ВС, нижестоящие инстанции не исследовали все обстоятельства случившегося, нарушив ст. 24.1 КоАП («Задачи производства по делам об административных правонарушениях»). Кроме того, все неустранимые сомнения в виновности лица, которого привлекают к административной ответственности, толкуются в его пользу. Меркулов отменил штраф и прекратил производство по делу.

Эксперты «Право.ru»: «Спасли признательные показания истинного виновника»

Анна Бойцова, адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры», поясняет, что сам факт фиксации превышения скорости автомобилем не устанавливает, кто в момент нарушения находился за рулем. По общему правилу владелец освобождается от ответственности, если докажет, что машиной управлял другой человек. Вместе с тем возложение бремени доказывания на собственника автомобиля еще не означает его виновность, подчеркивает эксперт. В таких делах все сомнения толкуются в пользу лица, которого привлекают к ответственности, говорит Бойцова.

С коллегой соглашается и адвокат КА «Юков и партнёры» Олеся Саламова, которая считает, что в спорной ситуации истец представила в суд все необходимые доказательства, которые подтверждают ее невиновность.

Верховный суд прав, что не признает фотофиксацию правонарушения «царицей доказательств», считает адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры» Павел Хлюстов. По его мнению, в подобных случаях можно говорить только о презумпции, что за рулем автомобиля действительно находился ее собственник, но не об аксиоме. Эксперт предполагает, что успех этого дела в ВС обусловлен признательными показаниями истинного виновника правонарушения. Но такие ситуации случаются крайне редко.

* – имена и фамилии изменены редакцией

За безопасность на дорогах России

  • Войти
  • Зарегистрироваться

Войти с помощью

  • vk
  • fb
  • tw
  • ok

Нарушителей ПДД будут перехватывать на постах ГИБДД

Автомобилистов-нарушителей, которых зафиксировали автоматические камеры, будут перехватывать на ближайшем посту ГИБДД. Об этом пишет газета «Известия». Поручение о создании соответствующей системы обмена информацией к октябрю дал и. о. столичного мэра Сергей Собянин. Предполагается, что особое внимание будет уделяться водителям, которые превысили скорость, проехали на красный свет и по встречке. Как всё это будет происходить на практике, разбирался корреспондент «Вестей ФМ» Сергей Гололобов.

Стационарные камеры в помощь плану «Перехват». Злостное нарушение выявлено автоматикой, но вместо письма счастья, наказание следует на ближайшем посту ДПС. Водителю показывают на мониторе, что он сделал не так, и сразу выписывают квитанцию. Более радикальный вариант — лишают прав, чего при помощи почтового письма сделать нельзя. Для всего этого нужно, чтобы фото и видео нарушения шли не только в Центр обработки информации ГАИ, как сейчас, но практически мгновенно доходило до каждого конкретного поста ДПС. Пока такой системы нет, но скоро будет, поясняет Руководитель правового департамента Российского автомобильного товарищества Сергей Волгин.

Читать еще:  Какие товары не подлежат возврату в магазин

«Проблема решается поэтапно. Сначала поставили камеры, чтобы просто следить. Потом уже на основании этой системы слежения начинают строить системы, которые позволяют предпринимать какие-то реальные действия. Допустим, регулировать светофоры, принимать решения по посылке туда экипажа ГИБДД. В том числе, собирать доказательства по привлечению к административной ответственности».

Использование автоматических камер в качестве простых дорожных радаров неизбежно ставит ряд вопросов. Например, если водитель скажет: «Когда моя машина нарушала ПДД, за рулем сидел не я». Своими глазами инспектор нарушение не видел, на фото изображение шофера видно нечетко. Поэтому все вопросы к нему, тому виртуальному водителю, а я тут во все не причем. Так вот — очень даже причем, убежден Сергей Волгин. Презумпция невиновности в случае с автоматическими камерами не действует.

«Бремя доказывания ложится на собственника авто, его владельца. Понятно, что это не панацея. Понятно, что будут изворотливые водители, которые будут говорить, что это не я, я ничего не знаю. Вы ничего не докажете. Действительно, в каких то случаях доказать это будет довольно сложно, что этот водитель сидел за рулем. Но тем не менее, это некий шаг, который усложнит жизнь нарушителям, а значит это хорошо».

Перенаправление информации с автоматических камер непосредственно на посты ДПС позволило бы эффективно реагировать на иностранные номера. Письма счастья к их владельцам ведь не пошлешь. Ибо это слишком затратно. А так, пойман прямо на месте, получи штрафную квитанцию. Если вовремя ее не оплатил, за границу этот автомобиль не выпускается. Также, такое нововведение поможет в условиях резкого сокращения ГИБДД, говорит гендиректор общественной организации «Движение без опасности» Вадим Мельников.

«Штат сотрудников полиции был сокращен на треть. Соответственно, это отразилось на том, что люди стали меньше бояться наличия сотрудников на дорогах. А сейчас, если эта функция будет частично заменена видеокамерами, в общем, это будет хорошим подспорьем сотрудникам ГАИ в задачах снижения аварийности на дорогах».

В столице осталось всего-то несколько стационарных постов ДПС. В том числе 4 — на МКАДе. Даже на выезде из города они стоят далеко не везде. Возникает проблема. Кто конкретно будет ловить — не убийц, не грабителей, а всего лишь только нарушителя скорости? Ведь таковых, наверняка, будут тысячи за день. По каждому план «Перехват» не объявишь. Поэтому охватить всё и вся сразу не получится. Но это и не надо, полагает президент организации «Общество защиты прав водителей» Игорь Юдин. Нужно бить в наиболее болевые точки.

«Мы сегодня на мостах, в тоннелях видим — хулиганы просто устраивают пересечения по всем полосам. Допустим в тоннеле — там установлены камеры, на выезде даже есть иногда пост ГАИ. А эти камеры идут в службу тоннеля, а не идут в ГАИ. И нарушитель спокойно проезжает мимо этого поста. Вот в таких местах такие вещи, конечно, нужны».

Еще проблема. Одной из основных причин установки автоматических видеокамер было — оградить автомобилиста от личного общения с инспектором. Чтобы не появилось искушения — у одного дать взятку, у другого ее принять. Теперь же получается, что водителя и полицейского вновь сталкивают нос к носу, констатирует Игорь Юдин.

«Здесь коррупционная составляющая останется такой же, которая была до установки камер, Т.е. опять идет непосредственный контакт. И непонятно будет — выписан штраф, или они договорились, и может тебя еще и на следующем посту тебя остановить. А если ты с кем-то уже договорился, то это не отмечено там».

Насчет дублирования наказания за одно и тоже нарушение — такого быть не должно. Если уж выписали штраф на дороге, то письмо счастья отменяется. Видимо, при отработке системы этому вопросу должно быть уделено особое внимание.

КС пояснил нюансы привлечения к ответственности собственников ТС и фактических нарушителей ПДД

2 июля Конституционный Суд РФ вынес Определение № 1835-О по запросу Костромского областного суда о проверке конституционности ряда статей КоАП РФ, касающихся распределения ответственности за нарушения в сфере дорожного движения между собственниками транспорта и лицами, управлявшими им в момент фиксации нарушения.

Повод для обращения в КС

В сентябре 2018 г. ЦАФАП ГИБДД УМВД России по Костромской области оштрафовал В. за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.21.1 (нарушение правил движения тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства) КоАП РФ, на 150 тыс. руб. Вменяемое собственнице транспортного средства правонарушение было зафиксировано специальной камерой фотовидеонаблюдения.

Через два месяца районный суд отменил постановление регионального ГИБДД и освободил В. от ответственности в связи с отсутствием в ее действиях состава административного правонарушения. Свое решение суд обосновал тем, что в момент фотовидеофиксации правонарушения транспортное средство находилось во владении и пользовании иного лица – К. Данное обстоятельство было установлено судом на основании совокупности письменных доказательств и показаний самого К., участвовавшего в судебном заседании в качестве свидетеля.

За совершение вышеуказанного административного правонарушения ГИБДД оштрафовала К. на ту же сумму, что и В. Гражданин безуспешно обжаловал соответствующее постановление у вышестоящего должностного лица Госавтоинспекции, а затем и в суде, который лишь снизил размер штрафа до 100 тыс. руб. Один из доводов К. в суде сводился к тому, что постановление о назначении ему административного наказания было вынесено до вступления в законную силу судебного решения по делу В.

Областной суд усомнился в конституционности норм КоАП

Впоследствии К. обжаловал решение суда в Костромской областной суд, который приостановил производство по жалобе и обратился в КС с запросом о проверке конституционности следующих положений КоАП РФ:

  • ч. 2 ст. 2.6.1, согласно которой собственник (владелец) транспортного средства освобождается от административной ответственности, если в момент фиксации правонарушения оно находилось во владении или в пользовании другого лица либо выбыло из его обладания из-за противоправных действий других лиц;
  • ч. 1 ст. 4.5, устанавливающей сроки давности привлечения к административной ответственности, в том числе собственников (владельцев) ТС, за административные правонарушения в области дорожного движения в случае их фотовидеофиксации;
  • п. 5 ч. 1 ст. 28.1, предусматривающего в качестве одного из поводов к возбуждению дела об административном правонарушении подтверждение данных, содержащихся в сообщении или заявлении собственника (владельца) транспортного средства о том, что оно находилось во владении или в пользовании другого лица;
  • п. 6 ч. 4 ст. 28.1, в силу которого дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента вынесения соответствующего постановления;
  • ч. 3 ст. 28.6, закрепляющей, что в случае подтверждения данных о том, что в момент фиксации правонарушения транспорт находился во владении или в пользовании другого лица, протокол об административном правонарушении не составляется, а постановление по делу об административном правонарушении выносится без участия лица, в отношении которого возбуждено соответствующее дело.

Костромской областной суд предположил, что оспариваемые им законоположения не соответствуют Конституции, поскольку не предусматривают обязательное участие лица, фактически владевшего транспортным средством в момент фиксации административного правонарушения, в деле по оспариванию собственником такого ТС постановления о назначении ему административного наказания по ч. 1 ст. 12.21.1 КоАП РФ. Данное лицо, по мнению суда, также лишено права обжаловать решение о прекращении производства по делу об административном правонарушении в отношении собственника транспортного средства, а двухмесячный срок давности не позволяет надлежаще рассмотреть вопрос о привлечении вышеуказанного лица к административной ответственности.

КС разъяснил порядок привлечения к ответственности

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд отметил, что заявитель, настаивая на неконституционности оспариваемых им положений, фактически требует внести целесообразные, с его точки зрения, изменения в действующее законодательство, что не входит в компетенцию Суда.

При этом КС напомнил, что в случае фотовидеофиксации административных правонарушений в области дорожного движения на собственников транспорта не распространяется общее правило, согласно которому привлекаемое к административной ответственности лицо не обязано доказывать свою невиновность (ч. 3 ст. 1.5 КоАП РФ и примечание к ней). В указанных случаях протоколы об административных правонарушениях не составляются, а соответствующие постановления выносятся уполномоченными органами без участия лиц, в отношении которых возбуждено административное дело. «Таким образом, это означает отсутствие обязанности уполномоченных органов доказывать вину собственников (владельцев) транспортных средств при вынесении в отношении них постановлений по делам об административных правонарушениях», – указано в определении.

Читать еще:  Дефектная ведомость на ремонт кровли образец, кто обязан ремонтировать

Вместе с тем, как отметил Суд, собственник (владелец) транспорта при обжаловании вынесенного в отношении него постановления по делу об административном правонарушении может быть освобожден от ответственности, если докажет, что в момент фиксации правонарушения ТС находилось во владении или в пользовании другого лица либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Подобное распределение бремени доказывания между сторонами, будучи исключением из общего правила, не отменяет презумпцию невиновности.

При этом КС подчеркнул, что, если собственник транспортного средства был освобожден от административной ответственности в связи с тем, что в момент фиксации административного правонарушения оно находилось во владении или в пользовании другого гражданина, административное дело за совершение этого правонарушения возбуждается в отношении последнего. Производство по такому делу ведется без составления протокола и в пределах установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ срока давности привлечения к административной ответственности.

«Однако в указанном случае постановление о назначении лицу административного наказания не может быть вынесено ранее даты вступления в законную силу решения уполномоченного органа ГИБДД МВД России или суда, которым в соответствии с ч. 2 ст. 2.6.1 КоАП РФ собственник транспортного средства освобожден от административной ответственности. Иное означало бы одновременное привлечение к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.21.1 КоАП РФ собственника транспортного средства (в отношении которого решение об освобождении от административной ответственности еще не вступило в законную силу) и лица, в отношении которого имеются данные о владении им транспортным средством в момент совершения административного правонарушения», – пояснил КС.

Суд также отметил, что данное обстоятельство нарушает положения КоАП РФ уже потому, что содержащийся в ч. 1 ст. 12.21.1 КоАП РФ состав административного правонарушения не предусматривает одновременного привлечения по нему к административной ответственности в особом порядке упомянутых лиц за совершение одних и тех же действий.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Адвокат КА Кировской области «Кодекс» Артем Смертин считает, что определение КС вносит ясность в порядок привлечения лиц, совершивших административное правонарушение, зафиксированное работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, в случае выбытия из субъектного состава собственника транспортного средства, что носит характер частого и закономерного явления. По мнению адвоката, рассматриваемый правовой пробел заслуживает внимания законодателя для обеспечения полноты прав лиц, привлекаемых к административной ответственности.

«Согласно разъяснениям Суда, должностное лицо не вправе инициировать административную процедуру привлечения виновного лица до вступления в силу акта, устанавливающего невиновность собственника. Это, безусловно, важная позиция в условиях стремления должностных лиц “успеть” в двухмесячный срок привлечь виновника. В свою очередь, данное обстоятельство гарантирует водителю презумпцию невиновности, в то же время лишая возможности обжалования принятого в отношении собственника автомобиля судебного постановления, являющегося преюдициальным по ряду обстоятельств», – отметил он.

Адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян поддержала выводы КС РФ. «Двухмесячный срок привлечения к административной ответственности является разумным. Однако, при наличии недобросовестности со стороны привлекаемого лица и его желания избежать ее, этот срок недостаточен и легко “затягивается” при необходимости. Таким образом, возникает ситуация, при которой действительно невозможно привлечь к ответственности собственника транспортного средства в связи с истечением сроков давности», – отметила эксперт.

По мнению адвоката, на практике довольно распространены случаи злоупотреблений со стороны граждан, вводящих в заблуждение уполномоченные органы относительно действительного правообладателя. «Так, собственнику ничего не мешает составить договор купли-продажи задним числом, переоформить право собственности и утверждать о том, что в момент правонарушения транспортное средство принадлежало иному лицу. Эта уловка возможна в связи с тем, что моментом правообладания считается не момент регистрации перехода прав на транспортное средство в ГАИ, а момент заключения договора отчуждения и передачи транспортного средства по акту приема-передачи. Таким образом, лазейки в законе имеются, и такой короткий срок для привлечения к ответственности способствует описанным ухищрениям со стороны недобросовестных граждан», – заключила Нарине Айрапетян.

ВС РФ: бремя доказывания отсутствия страхового события лежит на страховщике

По мнению Верховного Суда, страховщик должен платить по КАСКО даже в ситуации, когда автомобиль из-за повреждений невозможно идентифицировать. В противном случае он должен самостоятельно доказать отсутствие страхового случая.
Причиной, по которой Верховный Суд обратил внимание на данный вопрос, стал случай, когда гражданину было отказано в выплате по КАСКО за автомобиль, который был застрахован в компании «Согласие». Автовладелец, который обратился за выплатой, утверждал, что машина сначала сгорела, а затем уже ее остатки были похищены. Страховая компания в выплате отказала, после чего гражданин обратился в суд.

После рассмотрения дела суд отказал гражданину в иске. В качестве причины указан тот факт, что автовладелец не доказал наступление страхового случая, так как идентифицировать сгоревший автомобиль при таких обстоятельствах невозможно. Помимо этого, суд указал на невозможность определения размера ущерба, который был причинен как в результате пожара, так и в результате хищения. С этим решением согласился и суд, в который гражданин подал апелляцию.

После этого автовладелец подал кассационную жалобу на эти решения в Верховный Суд России. ВС отменил вынесенные решения и направил дело на дополнительное рассмотрение. В судебном определении сказано, что основания, которые освобождают страховщика от выплаты страхового возмещения, предусмотрены статьями 961, 963 и 964 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ). Поскольку в данном конкретном случае по факту хищения автомобиля имелось постановление о возбуждении уголовного дела, страховщик мог быть освобожден от выплаты возмещения только в том случае, если бы доказал факт того, что автомобиль на самом деле не похищался. Помимо этого, Верховный Суд указал на необходимость применения в данном случае правила абандона (отказ страхователя от застрахованного имущества в пользу страховщика при обязательстве последнего уплатить страхователю полную страховую сумму – Прим. ред.). То есть, согласно сказанному, страхователь должен был получить полную страховую сумму.

По материалам «Агентства страховых новостей АСН».

Взыскание убытков

До недавнего времени суды отказывали во взыскании убытков, если истец не мог доказать их точный размер. Но в ряде случаев точный размер убытков нельзя не то что бы доказать, его нельзя установить. Арбитражные суды планомерно развивали практику, перенятую Верховным судом в Постановления Пленума от 23.06.2015 г. № 25: если размер убытков установить нельзя, то суд по каждому конкретному делу определяет его самостоятельно. После этого истцы стали чаще обращаться с требованиями о взыскании убытков, что привело к активному формированию судебной практики.

Также Верховный суд сформулировал, что по делам о возмещении убытков доказыванию со стороны истца подлежит 3 факта:

1) факт того, что ответчик является причинителем вреда;

2) факт причинения вреда истцу;

3) факт наличия убытка.

При этом бремя доказывания факта отсутствия вины причинителя вреда лежит на ответчике, т.е. по делам об убытках действует презумпция виновности причинителя вреда.

Однако на практике нижестоящие суды регулярно игнорируют данные положения.

Так, суды трех инстанций отказали в удовлетворении требований к подрядчику о возмещении убытков, вызванных поломкой оборудования после некачественного ремонта, поскольку заказчик не доказал, что поломка деталей, отремонтированных подрядчиком, была вызвана именно некачественным ремонтом. Верховный суд поправил суды, указав на презумпцию виновности (определение ВС РФ от 26.09.2016 г. № 305-ЭС16-6927).

В другом деле предприниматель как собственник автомобилей был привлечен к административной ответственности за нарушение ПДД. Однако он доказал, что автомобилями управляли лица по доверенности, а не он, и привлечение к административной ответственности оспорил. На юридические услуги он потратил порядка 250 000 рублей, право требования которых передал некому ООО. Данное ООО обратилось к МВД с иском о взыскании убытков в размере стоимости юридических услуг, который три судебные инстанции удовлетворили. Однако Верховный суд был вынужден поправить суды, допустившие 2 существенные ошибки: во-первых, расходы на услуги представителя не являются убытками, а во-вторых, если какие-либо убытки и были причинены, то они были причинены не МВД, действовавшим в рамках своих полномочий, а лицами, управлявшими автомобилями и нарушившими ПДД (определение ВС РФ от 04.10.2016 г. № 305-ЭС16-6934).

Обращаясь в суд с иском о взыскании убытков, необходимо иметь ввиду факты, сформулированные в Постановлении Пленума от 23.06.2015 г. № 25 и подлежащие доказыванию со стороны истца. В противном случае можно потратить большое количество времени и денежных средств на процесс, изначально обреченный на отрицательный результат.

Читать еще:  ЕДИНЫЙ ПОРТАЛ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ УСЛУГ

Обязанность доказывания в свете правил ст. 65 АПК РФ

К основным элементам состязательности арбитражного судебного процесса относится обязанность каждой стороны доказывать обстоятельства, которые лежат в основе его позиции. Если участник процесса не сможет доказать нужные ему обстоятельства, то по отношению к нему возможно возникновение неблагоприятных последствий этого. Основополагающие положения о доказывании в арбитражном суде устанавливаются ст. 65 АПК РФ.

Правовые аспекты доказывания

Стороны должны доказывать не только обстоятельства, которые упомянуты в иске или в возражении на него. К примеру, ответчик может привести перечень каких-то важных мероприятий, оставленных истцом без рассмотрения. В таком случае суд может потребовать от ответчика доказательств того, что приведённые им факты имели место быть на самом деле.

Истец же должен получить возможность предоставить ту информацию, которая не попала в иск, но относится к существу рассматриваемых материалов, имеющих отношение к делу.

Напомним, что состязательность предусматривает активность не только сторон, но и суда. АПК РФ предписывает ему учитывать позиций заинтересованных лиц и выбирать подлежащие применению нормы права. Это становится одной из причин для того, чтобы участники дела заботились об установлении нужных им обстоятельств в любом случае.

Положение третьих лиц

Общая формулировка о бремени доказательств, которая находится в п. 3 рассматриваемой статьи, является довольно стандартной. Некоторого уточнения требует лишь применение положений касательно третьих лиц, которые выступают в поддержку одной из сторон и не имеют самостоятельных требований.

Формально третье лицо не несёт обязательств по доказыванию выдвигаемых притязаний или возражений. Однако имеется практическая потребность оказания третьими лицами помощи в части доказывания фактов и обстоятельств, которые выгодно доказывать участникам дела.

В некоторых случаях делается это ради решения, которое исключило бы последующее предъявление и удовлетворение регрессного иска.

Другое дело, если третье лицо приводит данные, дополняющие предмет доказывания ранее неизвестными обстоятельствами, которые в возможном будущем процессе, где сегодняшнее третье лицо станет ответчиком, послужат основанием возражений, возможно со ссылкой на неосмотрительное поведение истца. Тогда к третьему лицу можно применить правило об обязанности доказывания.

В таком случае любые выводы суда относительно доказываемых фактов получат юридическую силу.

Некоторые ограничения, распространяемые на третьих лиц

Третье лицо не может возражать против иска. Ограничено оно и в праве ходатайствовать о применении положения об исковой давности. Заявление о пропуске срока исковой давности от третьего лица не является основанием для применения давности.

Правда, в некоторых случаях, услышав от третьего лица о том, что срок исковой давности пропущен, сторона в споре может тут же обратиться к суду с аналогичным ходатайством, а уже оно будет иметь правовую силу.

Конкретизация общих положений

Общие процессуальные определения обязанностей доказывания приобретают более конкретное содержание в определённых производствах. Главенствующее значение получают положения материального права, поскольку именно они формируют характер первоначального варианта предмета доказывания.

Так, в целях взыскания убытков истец должен доказать, что нарушение обязательства имелось на самом деле и наличие причинной связи между нарушением, допущенным ответчиком, и своими убытками. Отсюда проистекает и необходимость квалификации судом спора, которая может меняться в случае поступления новых материалов, но в какой-то определённый период производства квалификация должна быть очевидной для судей и всех участников дела. Сообразным образом корректируются и факты, которые необходимо найти, а так же распределяется бремя доказывания.

Так, в ходе установления недостатков качества товара можно использовать два типа доказательств, согласованных с нормами ст. ст. 469 и 478 ГК РФ. Первый тип ориентирован на договоры, не содержащие особых условий о качестве купленного товара. Имеется в виду, что товар должен соответствовать общим стандартам качества для вещей данного вида. В случае спора покупатель должен доказывать, что недостатки существовали до передачи ему товара.

Обратный вариант становится актуальным, когда продавец отдельным условием договора предоставляет гарантию качества. Тогда покупатель в иске указывает на все дефекты, которые и стали причиной его недовольства.

Бремя доказывания того, что недостатки возникли после передачи товара покупателю ложится уже на продавца. Если он не докажет, что покупатель нарушил правила пользования или хранения товара, то ответственность за реализацию товара ненадлежащего качества ложится на него.

Распределение обязанности доказывания может осуществляться в зависимости от установленных законодательством юридических презумпций. В спорах, связанных с предпринимательством, когда кредитор заявляет о том, что контрагент не исполнил условие договора, а должник стремится освободиться от ответственности, ему нужно убедить суд в том, что исполнение условия не произошло в силу объективных причин, к примеру, вмешательства непреодолимой силы. Изначально же предполагается отсутствие любых препятствий, включая форс-мажорные.

Оспаривание всё равно остаётся допустимым, поскольку российское право не знает неопровержимых презумпций. Однако свою роль презумпция уже сыграла, заставив доказывать ответчика.

Установление обязанности предоставления суду доказательственной информации зависит от формы защиты, которую выбрал ответчик. В случае отрицания им основания искового требования, обязанность доказывания лежит только на заявителе. Если же защита строится методом возражения, то на ответчика возлагается обязанность по сбору нужных данных.

Обстоятельства дела могут выстроить различные комбинации отрицаний, возражений, презумпций, признаний. Поэтому возможно возникновение сложной схемы распределения бремени доказывания между участниками дела — сторонами и третьими лицами.

Первичное доказывание

Особенно выделяется в судебной практике обязанность первичного доказывания. Это не обычное установление очередности исследования документов, анализа заключений, изучения показаний. Необходим критерий, который позволит установить, кто получит отрицательное решение суда, если не сможет предоставить доказательств или предоставит их в недостаточном для убеждения суда объёме.

Важность темы возрастает в силу снижения активности и инициативы суда в сфере доказывания. В приведённой ситуации неудачу потерпит та сторона, которой надлежало первой представлять информацию. Если это истец, то суд вынесет решение о том, что он не представил документы, подтверждающие принятие им необходимых мер, не доказал отсутствие задолженности и т. п.

Установление субъекта первичного доказывания зависит от сущности спора и позиций сторон. Довольно часто решающее значение здесь приобретает позиция ответчика.

Первое слово за истцом. Ещё в исковом он приводит доказательства, подтверждающие основания требований. Однако очень часто на подготовительном этапе они исследуются судами чисто формально. Поэтому огромное значение приобретает отношение к спору ответчика. Он должен предоставить ответ на претензию и отзыв на исковое заявление.

При этом ответчик может признать основание иска, но сослаться на новые обстоятельства с целью отклонения предъявленных требований. Тогда на него переходит бремя первичного доказывания и связанные с ним неблагоприятные последствия.

Чёткое распределение бремени доказывания на основании закона

Существует большая группа дел для которой обязанности доказывания урегулированы ч. 1 ст. 65 и ч. 3 ст. 189 АПК РФ. Это оспаривание актов, решений, действий или бездействия любых официальных органов и должностных лиц. Непременно они, а не заявители, должны доказывать обстоятельства, их оправдывающие.

Официальные органы и чиновники считаются поступающими законно, пока и поскольку не доказано обратное. Правда, для применения этого правила заявитель обязан первым убедить суд в том, что оспариваемое им отрицательно влияет на его правовое положение. Тогда бремя доказывания полностью переходит на ответчика.

В случае спора о признании недействительным акта органа местного самоуправления он обязан доказать необходимость принятия акта, а лицо, оспаривающее акт, должно доказать, что у него есть права, которые акт нарушил.

Ссылки на ст. 65 АПК в судебных актах

Непосредственно в судебных актах рассматриваемая статья упоминается всякий раз, когда арбитражный суд указывает на обстоятельства производства, возникшие в силу распределения бремени доказывания.

К примеру, в решении от 08.06.2020 г. по делу № А63-918/2020 АС Ставропольского края было указано, что обязанность доказывания факта предоставления стороне по договору платной услуги лежит на том, кто её предоставил. После этого следует прямое указание ст. 65 АПК РФ. Может быть сказано и то, что в силу принципа состязательности процесса ответчик, при условии того, что истец уже доказал определённое обстоятельство, получает право опровергать доводы истца посредством представления суду своих доказательств. Это подтверждается ссылкой на ст. 9 АПК РФ.

А затем идёт самое главное, о том, что ответчик в нарушение статей 9, 65 АПК РФ доказательства, опровергающее наличие долга, не представил и поэтому несет риск несовершения им процессуального действия.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector