Abv96.ru

Юридические консультации онлайн
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как возобновляется исполнительное производство после повторного рассмотрения дела

Статья 436 ГПК РФ. Обязанность суда приостановить исполнительное производство

Новая редакция Ст. 436 ГПК РФ

Суд обязан приостановить исполнительное производство полностью или частично в случаях, предусмотренных Федеральным законом «Об исполнительном производстве».

Комментарий к Статье 436 ГПК РФ

Статья 436 ГПК РФ носит отсылочный характер.

ФЗ «Об исполнительном производстве» устанавливает обстоятельства, при которых возможно приостановление исполнительного производства как судом, так и судебным приставом-исполнителем. Основания для приостановления исполнительного производства судом содержатся в ст. 39 данного Закона и не являются исчерпывающими.

Приостановление может быть обязательным и факультативным, полным или частичным.

К основаниям, при которых суд обязан приостановить исполнительное производство полностью или частично, относятся:

— предъявление иска об освобождении от наложенного ареста (исключении из описи) имущества, на которое обращено взыскание по исполнительному документу;

— оспаривание результатов оценки арестованного имущества;

— оспаривание постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора;

— в иных случаях, предусмотренных ФЗ.

Исполнительное производство приостанавливается судом до устранения обстоятельств, послуживших основанием для его приостановления. По приостановленному исполнительному производству применение мер принудительного исполнения не допускается. В срок совершения исполнительных действий не включается время, в течение которого исполнительное производство было приостановлено.

Приостановление исполнительного производства производится судом общей юрисдикции, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности судебный пристав-исполнитель. Вопрос рассматривается в 10-дневный срок в судебном заседании с извещением взыскателя, должника, судебного пристава-исполнителя. Однако их неявка не является препятствием для разрешения вопроса о приостановлении исполнительного производства.

По результатам рассмотрения заявления судом выносится определение, которое направляется взыскателю, должнику, а также судебному приставу-исполнителю, на исполнении которого находится исполнительный документ.

На определение суда о приостановлении может быть подана частная жалоба.

Приостановленное судом исполнительное производство возобновляется определением того же суда после устранения обстоятельств, повлекших за собой его приостановление.

Другой комментарий к Ст. 436 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

1. Комментируемая статья содержит отсылку к Федеральному закону «Об исполнительном производстве».

Приостановление исполнительного производства — это прекращение исполнительных действий на неопределенный срок на основании случаев, указанных в законе.

При приостановлении никакие исполнительные действия не допускаются в той части, в какой исполнительное производство приостановлено.

Выделяют обязательное и факультативное приостановления исполнительного производства судом (см. ст. 437 ГПК и комментарий к ней).

2. В соответствии с ч. 1 ст. 39 Федерального закона «Об исполнительном производстве» судья обязан приостановить исполнительное производство в случае:

— предъявления иска об освобождении от наложенного ареста (исключении из описи) имущества, на которое обращено взыскание по исполнительному документу;

— оспаривания результатов оценки арестованного имущества;

— оспаривания постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора;

— в иных случаях, предусмотренных федеральным законом.

Кроме того, следует учитывать, что Федеральный закон «Об исполнительном производстве» обязывает судебного пристава-исполнителя приостановить исполнительное производство в случаях:

— смерти должника, объявления его умершим или признания безвестно отсутствующим, если установленные судебным актом, актом другого органа или должностного лица требования или обязанности допускают правопреемство;

— утраты должником дееспособности;

— участия должника в боевых действиях в составе Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов, созданных в соответствии с законодательством РФ, выполнения должником задач в условиях чрезвычайного или военного положения, вооруженного конфликта либо просьбы взыскателя, находящегося в таких же условиях;

— отзыва у должника — кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций, за исключением исполнительного производства о взыскании задолженности по текущим платежам, которое в соответствии с Федеральным законом от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности» не приостанавливается;
———————————
СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492.

— применения арбитражным судом в отношении должника-организации процедуры банкротства;

— принятия судом к рассмотрению иска должника об отсрочке или рассрочке взыскания исполнительского сбора, об уменьшении его размера или освобождении от взыскания исполнительского сбора;

— направления судебным приставом-исполнителем в Федеральную налоговую службу или Банк России уведомления о наложении ареста на имущество должника-организации, указанное в п. 4 ч. 1 ст. 94 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Взыскателям запретили «играться» с отзывом исполнительных документов

Неконституционными признаны нормы закона об исполнительном производстве, которые позволяют взыскателю фактически безлимитно продлевать трехгодичный срок предъявления к исполнению исполнительных документов, отзывая их и таким образом прерывая течение указанного срока. Конституционный суд РФ рекомендовал законодателям внести соответствующие корректировки в правовое регулирование. Однако еще до принятия поправок суды и судебные приставы-исполнители считать сроки будут уже по-новому.

Нормы Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве), позволяющие взыскателю прервать трехгодичный срок предъявления к исполнению исполнительного документа путем его отзыва и повторного предъявления к исполнению, не соответствуют Конституции РФ. Подобное правовое регулирование приводит к чрезмерно длительному пребыванию должника в состоянии неопределенности относительно своего правового положения. К такому выводу пришел Конституционный суд РФ в постановлении от 10.03.2016 № 7-П (далее — постановление № 7-П), вынесенному по жалобе о проверке конституционности ч. 1 ст. 21, ч. 2 ст. 22, ч. 4 ст. 46 Закона об исполнительном производстве. Суд постановил, что срок, прошедший с момента возбуждения исполнительного производства и до отзыва исполнительного документа взыскателем, при повторном предъявлении такого документа к исполнению должен засчитываться в общий срок, отведенный для такого предъявления и составляющий три года.

Читать еще:  В каких случаях ПФР имеет право удержать суммы из пенсии

Постановление № 7-П было вынесено по жалобе гражданина, однако содержащееся в этом документе толкование норм Закона об исполнительном производстве распространяется также и на правоотношения с учатием организаций.

При отзыве исполнительного листа трехгодичный срок начинает течь заново

В сентябре 2010 г. на имущество гражданина-должника было обращено взыскание. В январе 2011 г. банк-кредитор предъявил к исполнению исполнительный лист в службу судебных приставов, а спустя полгода отозвал его. В начале 2013 г. исполнительное производство было возбуждено во второй раз в связи с предъявлением к исполнению исполнительного листа, который банк снова отозвал. В конце 2014 г. исполнительный лист был предъявлен к исполнению в третий раз, в связи с чем судебный пристав-исполнитель вынес третье постановление о возбуждении исполнительного производства.

Должник посчитал, что установленный законом трехлетний срок для предъявления исполнительного документа к исполнению кредитором уже пропущен, и обратился в суд с заявлением о признании постановления пристава незаконным. Однако суды трех инстанций не нашли в действиях судебного пристава-исполнителя нарушений. Тогда должник обратился в Конституционный суд РФ с требованием о проверке конституционности норм Закона об исполнительном производстве, примененных в данном деле.

Свою позицию заявитель обосновал тем, что оспариваемые нормы нарушают баланс интересов сторон в исполнительном производстве, поскольку допускают бессрочное и ничем не ограниченное право взыскателя предъявлять исполнительный документ в службу судебных приставов для принудительного исполнения и по своему усмотрению отзывать его без исполнения. Такие действия влекут окончание исполнительного производства и позволяют взыскателю в будущем снова инициировать принудительное исполнение того же исполнительного документа.

«Недосказанность» в законе позволяет толковать его в ущерб интересам должника

Условия и порядок возбуждения, приостановления, прекращения и окончания исполнительного производства определены в Законе об исполнительном производстве. Так, возбужденное исполнительное производство может быть окончено судебным приставом-исполнителем в случаях возвращения взыскателю исполнительного документа (п. 1, 3 ч. 1 ст. 47 Закона об исполнительном производстве). Основания для такого возвращения могут быть связаны как с должником, так и со взыскателем. Ко вторым относится в том числе подача взыскателем судебному приставу-исполнителю заявления о возвращении исполнительного документа (п. 1, 5, 6 ч. 1 ст. 46 Закона об исполнительном производстве), как это произошло в упомянутом ранее споре.

При наличии такого заявления судебный пристав-исполнитель обязан вынести постановление об окончании исполнительного производства и о возвращении взыскателю исполнительного документа. Это, однако, не является препятствием для повторного предъявления исполнительного документа к исполнению в пределах срока для предъявления исполнительных документов к исполнению (ч. 3, 4 ст. 46 Закона об исполнительном производстве). Для исполнительных листов, которые выдаются на основании судебных актов, такой срок, по общему правилу, составляет три года со дня вступления судебного акта в законную силу (ч. 1 ст. 21 Закона об исполнительном производстве).

При пропуске трехгодичного срока взыскатель лишается возможности принудительно исполнить решение суда (п. 3 ч. 1 ст. 21 Закона об исполнительном производстве). Но срок предъявления исполнительного документа к исполнению прерывается при предъявлении исполнительного документа к исполнению. После перерыва течение срока возобновляется, причем время, истекшее до прерывания срока, в новый срок не засчитывается (п. 1 ч. 1, ч. 2 ст. 22 Закона об исполнительном производстве).

В случае возвращения взыскателю в связи с невозможностью его исполнения срок предъявления исполнительного документа к исполнению исчисляется со дня возвращения исполнительного документа взыскателю (ч. 3 ст. 22 Закона об исполнительном производстве). Законодательство не раскрывает определения «невозможности исполнения исполнительного документа». В то же время отзыв исполнительного документа взыскателем не дает приставу права продолжить исполнительное производство, поэтому данное обстоятельство делает исполнение невозможным.

Следовательно, предъявление исполнительного документа к исполнению после того, как ранее предъявленный исполнительный документ был возвращен взыскателю, влечет перерыв срока предъявления исполнительного документа к исполнению, и его течение начинается заново. Именно этим положением в расссматриваемом деле воспользовался кредитор, трижды предъявив исполнительный лист в службу судебных приставов до истечения трехгодичного срока с момента предыдущего возвращения исполнительного листа взыскателю по его же заявлению.

Угроза обращения взыскания на имущество должника не может длиться вечно

Установленный законом срок предъявления исполнительного документа к исполнению необходим для того, чтобы избежать неопределенности относительно того, в течение какого времени имущество, на которое было обращено взыскание, будет находиться под угрозой совершения в отношении него мер принудительного исполнения. Взыскатель и должник могут ориентироваться на этот срок, чтобы соответствующим образом планировать свое поведение относительно данного имущества.

Читать еще:  ГБУ «Жилищник района Раменки»

КС РФ пришел к выводу, что допускаемая законом возможность неоднократного и неограниченного прерывания срока, установленного для предъявления исполнительного документа к исполнению, по свободному волеизъявлению взыскателя фактически приводит к выведению имущества должника из сферы гражданского оборота на неопределенный срок и ограничивает право собственности должника на это имущество. Такие действия взыскателя приведут к тому, что исполнительное производство не будет окончено исполнением содержащегося в исполнительном документе требования, а должник будет бесконечно пребывать под угрозой применения к нему и принадлежащему ему имуществу исполнительных действий и мер принудительного исполнения.

Судьи пришли к выводу, что оспариваемые положения Закона об исполнительном производстве противоречат Конституции РФ, и потому законодателю следует предусмотреть правила перерыва срока предъявления исполнительного документа к исполнению в случае, когда ранее предъявленный к исполнению тот же самый исполнительный документ был возвращен взыскателю по его заявлению. До внесения соответствующих изменений в закон суды и судебные приставы при неоднократном предъявлении к исполнению исполнительного документа (если ранее он был отозван по заявлению взыскателя) должны вычитать из трехгодичного срока периоды, в течение которых исполнительное производство по данному исполнительному документу осуществлялось.

ВС: Постановления Конституционного Суда обратной силы не имеют

В Определении № 306-ЭС20-4279 Верховный Суд рассмотрел вопрос об обратной силе норм Закона об исполнительном производстве и постановлений КС (дело № А49-13520/2018).

Первая инстанция поддержала взыскателя, а апелляция и кассация – должника

По условиям утвержденного в июле 2012 г. мирового соглашения ООО «ПСК-Риэлтор» обязалось в течение месяца погасить задолженность перед ООО «Пензенский Юридический Центр», но не сделало этого. В октябре 2012 г. «Пензенский Юридический Центр» получил исполнительный лист, но предъявил его к исполнению в отдел судебных приставов только 22 июня 2015 г., а на следующий день попросил вернуть документ. Взыскание по нему не производилось.

В октябре 2018 г. тот же документ повторно поступил к приставам. На его основании пристав возбудил исполнительное производство.

Общество «ПСК-Риэлтор» обратилось в АС Пензенской области с заявлением о признании данного постановления незаконным. Должник утверждал, что взыскатель пропустил срок для предъявления исполнительного листа.

Первая инстанция пришла к выводу, что исполнительный лист был предъявлен в пределах установленного срока. Срок предъявления, по мнению суда, истекал 23 июня 2018 г. и «Пензенский Юридический Центр» направил исполнительный лист приставам 12 июня того же года. То, что документ попал к приставам только в октябре, произошло из-за задержки доставки почтового отправления, решила первая инстанция.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд с таким походом не согласился. Сославшись на Постановление КС РФ от 10 марта 2016 г. № 7-П, вторая инстанция решила, что юридический центр пропустил срок для предъявления исполнительного листа.

Напомним, тогда КС признал неконституционными ряд норм Закона об исполнительном производстве, поскольку те позволяли исчислять срок предъявления документа к исполнению заново каждый раз с момента возвращения исполнительного документа взыскателю. Конституционный Суд установил, что взыскатель мог неоднократно предъявлять один и тот же документ и всякий раз отзывать его только для того, чтобы продлить срок предъявления. КС обязал законодателя скорректировать правовое регулирование, а суды и приставов – до внесения изменений при повторном предъявлении ранее отозванного взыскателем исполнительного листа вычитать из трехлетнего срока принудительного исполнения периоды, в течение которых документ ранее находился на исполнении.

С учетом этого Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд, придя к выводу, что суммарная продолжительность принудительного исполнения по мировому соглашению составляет почти 6 лет, отменил решение первой инстанции и признал оспариваемое постановление пристава о возбуждении исполнительного производства незаконным. Решение устояло в окружном суде.

ВС защитил взыскателя

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что взыскатель получил исполлист 8 октября 2012 г. и в соответствии с ч. 1 ст. 21 Закона об исполнительном производстве (в редакции от 29 июня 2015 г.) мог предъявить этот документ к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу. «В данном случае начало течения срока предъявления исполнительного листа к исполнению исчисляется не от сроков платежа по мировому соглашению, а от даты выдачи арбитражным судом исполнительного листа на принудительное исполнение этого мирового соглашения», – пояснил Верховный Суд.

Далее, продолжил он, исполнительный лист был предъявлен в Службу судебных приставов 22 июня 2015 г. и отозван на следующий день. «С учетом норм Закона об исполнительном производстве, действующих в указанный период, с 23 июня 2015 г. трехлетний срок для предъявления исполнительного листа к исполнению начал течь заново и заканчивался 24 июня 2018 г.», – разъяснила Экономколлегия.

Читать еще:  ФАС в СМИ: Страховка любой ценой

Она отметила, что примененное второй и третьей инстанциями постановление КС было принято 10 марта 2016 г. Затем Законом от 26 мая 2017 г. № 101-ФЗ, который вступил в силу 9 июня 2017 г., ст. 22 Закона об исполнительном производстве дополнена ч. 3.1. В соответствии с ней, если исполнение по ранее предъявленному документу было окончено в связи с тем, что взыскатель отозвал его или совершил действия, препятствующие исполнению, то из срока предъявления к исполнению вычитается период со дня предъявления документа к исполнению до дня окончания по нему исполнения по одному из указанных оснований.

«Таким образом, воля законодателя была направлена на исключение возможности неоднократного прерывания срока предъявления исполнительного документа к исполнению путем возвращения его взыскателю на основании его заявления, позволяющее всякий раз исчислять течение этого срока заново и продлевать его тем самым на неопределенно длительное время», – считает Верховный Суд.

Однако, подчеркнул он, в ряде актов Конституционный Суд указывал, что придание обратной силы закону – исключительный тип его действия во времени, использование которого относится к прерогативе законодателя. При этом либо в тексте закона содержится специальное решение о таком действии во времени, либо в правовом акте о порядке вступления закона в силу имеется подобная норма. В то же время в Законе № 101-ФЗ отсутствует указание на его обратную силу, заметил ВС. Правовую позицию КС из Постановления № 7-П также нельзя распространять на ранее возникшие отношения, поскольку она относится к тем правоотношениям, которые возникнут в будущем, посчитала Экономколлегия.

Она также обратила внимание на тот факт, что КС неоднократно заявлял о недопустимости придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение слабой стороны в публичном правоотношении. «Взыскатель, отзывая в 2015 г. исполнительный лист, не мог предвидеть изменение действующего законодательства и рассчитывал на то, что у него имеется трехлетний срок для предъявления исполнительного документа к исполнению», – пояснил ВС РФ.

Установив, что срок предъявления документа к исполнению в данном случае не пропущен, ВС решил, что исполпроизводство возбуждено обоснованно, и оставил в силе решение первой инстанции. «В то же время в случае повторного отзыва обществом “Пензенский Юридический Центр” исполнительного документа из Службы судебных приставов подлежит применению ст. 3.1 Закона об исполнительном производстве», – добавил Суд.

Эксперты по-разному отнеслись к решению ВС

«Учитывая то, что спорные действия по отзыву исполнительного документа произведены взыскателем в июне 2015 г., не могут применяться положения закона, которые были приняты позднее. Взыскатель рассчитывал, что срок предъявления исполнительного документа не будет прерываться в случае отзыва исполнительного листа по его инициативе», – отметил юрист Алексей Шарон.

Вместе с тем, заметил он, подобное неограниченное право позволяло взыскателям манипулировать сроками для предъявления исполнительного листа и фактически делать его бессрочным даже в тех случаях, когда сам взыскатель терял интерес к исполнению. «Все это ставило должника в состояние правовой неопределенности, что признал недопустимым КС в Постановлении № 7-П», – подчеркнул Алексей Шарон.

Партнер юридической компании Law&Commerce Offer Виктория Соловьёва отметила, что в данном случае Верховный Суд использовал презумпцию «закон обратной силы не имеет», которая существовала еще в римском праве. «Конечно, из этого правила есть исключения, но в данной ситуации они не применимы. Я приветствую изменения в законодательстве об исполнительном производстве, которые пресекли практику бесконечного исполнительного производства с помощью манипуляций взыскателя с исполнительным листом. Однако с учетом того, что законодатель, принимая такие изменения, прямо не предусмотрел возможность применения закона к предыдущим отношениям, суды не вправе самостоятельно придавать отдельным положениям закона обратную силу», – считает эксперт.

Адвокат, партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков признал верность подхода ВС, но поддержал Суд не во всем: «Не могу согласиться со ссылкой на недопустимость применения закона, ухудшающего положения слабой стороны в публичном правоотношении, применительно к отношениям, возникшим между двумя равными хозяйствующими субъектами, один из которых явно халатно подошел к реализации права на принудительное взыскание. Формально суд сделал этот вывод в отношении спора между юрлицом и госорганом, но все же явно заинтересованным лицом по данному делу была именно коммерческая организация-должник».

Второй момент, который не поддерживает эксперт, – вывод о том, что взыскатель, отзывая в 2015 г. исполнительный лист, не мог предвидеть изменений действующего законодательства. «Возможно, это и так, но листы подавались в последние месяцы срока и были отозваны через день после подачи. Разве такое поведение можно признать добросовестным? Заявитель явно намеревался продлить себе срок именно тем способом, который запретил КС, а затем и законодатель», – убежден Виктор Глушаков.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector