Abv96.ru

Юридические консультации онлайн
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как живут новорожденные отказники в доме малютки

Как живут новорожденные отказники в доме малютки

  • Лента новостей
  • Лонгриды

Мало кто, увидев по телевизору малыша, ищущего родителей, остается равнодушным к судьбе маленького человека. Мало у кого не екнет в сердце при виде глаз сироты из детского дома. Но не каждый решится на такой важный шаг — принять ребенка в семью.

К чему нужно быть готовым будущим приёмным родителям? Какие нужны для этого документы? Какие положены выплаты замещающим семьям в Башкирии? И сколько в республике приемных семей? Во всех этих вопросах разбирался «Башинформ».

Программу подготовки опекунов (попечителей) и кандидатов в приемные родители организуют:

✔ Республиканский центр семейного устройства Башкортостана (проспект Октября, 115, корп. 4, тел. 8 (347) 244-87-50).

✔ Уфимское управлении по опеке и попечительству (ул. Комсомольская, 161/2, тел. +7 (347) 279-91-85).

Органы опеки и попечительства по месту жительства.

Курс ведут психологи, социальные педагоги, юрисконсульты. Замещающих родителей учат, как общаться с приемными детьми, выходить из проблемных и критических ситуаций. Продолжительность обучения — 80 академических часов.

Для подбора ребенка кандидат может обращаться к:

• федеральному оператору государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей (Министерство просвещения РФ)

• региональному оператору — Министерство образования Республики Башкортостан)

• в любой орган опеки и попечительства по своему выбору.

✔ При усыновлении ребенка в Башкирии выплачивается единовременное пособие – 453 тыс. руб.

✔ Размер этого пособия при усыновлении ребенка-инвалида увеличивается на 100 тыс. руб.

✔ Если усыновляют родных братьев и сестер – выплачивается 147 261 руб. на каждого.

✔ Если усыновляют ребенка старше 7 лет – 147 261 руб .

✔ Единовременное пособие при приеме ребенка на воспитание – 19 277 руб.

✔ Приемным родителям выплачивается ежемесячное вознаграждение:
за каждого ребенка до 3 лет – 9 013 руб. , после 3 лет – 7 513 руб.
Если ребенок с ограниченными возможностями здоровья — до 3 лет – 10 816 руб. После 3 лет – 9 016 руб.

✔ Пособие на содержание ребенка:
на каждого ребенка до 3 лет – 6 350 руб. ежемесячно, после 3 лет – 6 106 руб.; на ребенка-инвалида младше 3 лет – 7 620 руб; на ребенка-инвалида старше 3 лет – 7 327 руб.

На 1 января 2018 года в Башкирии насчитывалось 13 130 детей-сирот. Детских домов в республике — 15, сейчас в них воспитываются 500 детей, и их количество с каждым годом сокращается.

В Башкортостане сегодня насчитывается 11 081 приемных семей, в которых воспитывается 12 696 детей. Только в этом году за 10 месяцев передано в семьи граждан 916 детей-сирот, усыновлено 1 762 ребенка, под опеку переданы 5 295 детей, в приемные семьи — 3 801 ребенок.

В Уфе за 10 месяцев 2018 года в замещающие семьи переданы 353 ребенка, в том числе усыновлено — 59, переданы в приемные семьи – 56, переданы под опеку – 238 детей.

Более 80% приемных родителей решаются на этот ответственный шаг после 40 лет. Как правило, это состоявшиеся люди, преодолевшие бытовые сложности, нередко вырастившие собственных детей и имеющие силы и желание отдать свои знания и любовь тем, кому их не досталось.

Мотивы принятия различные: реализация родительского потенциала, желание помочь ребенку, желание иметь большую семью, замена потерянного ребенка, обретение смысла жизни и другие.

Приемная семья Решетниковых, деревня Кумово Янаульского района. Марина Витальевна и Александр Витальевич воспитывают шестерых приемных детей. «Первенцев» — восьмилетнюю Зою и 14-летнего Никиту семья взяла в 2013 году. Через год сразу четверых родных: пятилетнего Антона, шестилетнего Ваню, восьмилетнего Кирилла и 15-летнюю Лену.

«У каждого нашего ребенка до переезда в семью была своя драма, своя история попадания в приют. Алкоголь, наркотики и безответственность — вот что разобщает родителей с родными детьми. Для нас фраза «Семья — это главное» — не пустые слова. Главное, чему мы хотим научить наших детей — заботиться и поддерживать друг друга, рассчитывать на помощь, знать, что всегда есть на кого опереться. Работа, знакомые, друзья — всё это должно быть. Но в первую очередь — семья и семейные ценности», — говорит Марина Решетникова.

Приемная семья Дербеневой Гольсирин Файзулловны и Маликова Аиса Назифовича, д. Саузбаш Краснокамского района.

Эта удивительная интернациональная семья состоит из 27 человек: мама, папа и 25 детей, 21-приемный ребенок, двое детей – на патронатном воспитании и двое усыновленных детей, три ребенка-инвалида и восемь детей имеют особенности в развитии. Самому маленькому ребенку сейчас три года, а самому старшему 17 лет. Семья многонациональная, в ней воспитываются русские, башкиры, татары, мари, чуваши. Уникальность семьи в том, что супруги берут на воспитание братьев и сестер для того, чтобы сохранить их кровные узы. Семья имеет множество наград.

Семья Вшивцевых — Светлана Евгеньевна и Александр Борисович воспитывают 4 детей. В мае 2015 года взяли в свою семью племянников Талиповых Дарину и Дамира.

Дарина учится во втором классе, Дамир ходит в детский сад. Дети чувствуют уют и тепло домашнего очага.

Семеновы Валерий Вениаминович и Галина Антоновна с 1989 года стали замещающими родителями для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Они воспитали троих кровных детей и стали приемными родителями для 15 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. На сегодняшний день в приемной семье воспитывается Берсенева Виктория, Хасанова Александра и Кийко Вилена. В прошлом году трое приемных детей Семеновых поступили в образовательные организации высшего образования.

Семья имеет много наград, дипломов, грамот, благодарственных писем, награждена патриархом Московским и всея Руси Алексием II орденом святого благоверного царевича Димитрия Угличского и Московского, медалью «За заслуги перед Отечеством» 2 степени, на Фестивале счастливых семей памятной статуэткой как родители, которые вносят большой вклад в воспитание и развитие детей, медалью «Родительская доблесть».

усыновите. ру

  • 2020
  • 2019
  • 2018
  • 2017
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
  • 2011
  • 2010
  • 2009
  • 2008
  • 2007
  • 2006
  • 2005
    • Декабрь
    • Ноябрь
    • Октябрь
    • Сентябрь
    • Август
    • Июль
    • Июнь
    • Май
    • Апрель

Без опеки в Магнитогорске остаются более 900 детей

Более 900 магнитогорских детей остаются без родительского попечения. Все они находятся в государственных учреждениях города. Только за последние пять месяцев волей судьбы 70 малышей оказались в детских домах и домах ребенка.

В детской больнице № 3 сегодня живут восемь отказных малышей. Одни стали сиротами еще в родильных домах. Других нашли в мусорных баках, возле подъездов, просто на улице. «Дети у нас ухоженные, всегда накормленные, огорчает только очень, что их число с каждым годом растет», – говорит заведующая отделением новорожденных детской больницы № 3 Людмила Тахтина.

Маленькую Снежанну Мартовскую нашли в снегу в начале марта. Социальные работники сами дали ей такое имя. Медицинские сестры третьей детской выходили столько малышей, что и пересчитать не могут. Здесь искренне радуются, когда, еще находясь в больнице, отказной ребенок обретает семью. Домашнее тепло будет и у Снежанны, бездетная семья уже оформляет документы на усыновление.

Из детской больницы, как правило, отказных детей переводят в дома ребенка. В Магнитогорске их два – соответственно, дом ребенка № 1 и дом ребенка № 2. Это специализированные учреждения.

В домах ребенка малыши живут до трех лет, их учат разговаривать и ухаживать за собой. Ребятишки привязываются друг к другу, но обособленность в поведении все-таки чувствуется – им не хватает материнского тепла. Специалисты опеки отслеживают судьбу каждого «отказника». Говорят, однажды отказавшись от ребенка, женщина зачастую отрекается и от следующего. «Если в доме ребенка находится один ребенок, то часто в течение двух лет появляется и второй. Мы стараемся поместить братишку или сестренку вместе», – рассказывает главный специалист отдела опеки и попечительства администрации Магнитогорска Вера Черепенко.

Редко когда, раскаявшись, мать пытается вернуть ребенка. Отказаться от малыша в России гораздо легче, чем вернуть его обратно.

Новости Минпросвещения РФ

08.02.2019 г. Минпросвещения внесёт законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство.

8 февраля в Общественной палате Российской Федерации прошли слушания по законопроекту «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». В мероприятии приняла участие заместитель Министра просвещения Российской Федерации Т. Ю. Синюгина.

В ходе своего выступления Т. Ю. Синюгина сообщила, что ведомство готово внести законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство.

– В течение полугода мы неоднократно с вами встречались. И поводом для наших встреч были заинтересованный и неравнодушный разговор и работа над законопроектом, который сегодня уже готов к тому, чтобы мы внесли его в Правительство, – сказала Т. Ю. Синюгина.

Справочно

В декабре 2018 года членами Межведомственной рабочей группы при Минпросвещения России подготовлен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». Законопроект был размещен на федеральном портале проектов нормативных актов для широкого общественного обсуждения.

В законопроекте содержатся новые подходы к передаче детей-сирот на воспитание в семьи, которые позволят развивать институт опеки, совершенствовать условия для подготовки лиц, желающих взять в свою семью ребенка-сироту.

Впервые законопроектом предлагается ввести в федеральное законодательство понятие «сопровождение». Планируется, что этим полномочием будут наделены уполномоченные региональные органы власти и организации, в том числе НКО.

Отдельное внимание в документе уделено именно процедуре усыновления, туда добавлено положение о порядке восстановления усыновителей в обязанностях родителей, если раньше их лишили такой возможности.

Новости

28 Декабря 2020

Видеозапись 4-й секции Всероссийского форума приемных семей онлайн «Клуб приемных пап: роль папы в принятии решения принять ребенка-сироту в семью и его участие в воспитании приемных детей. Общественные советы приемных отцов»

24 Декабря 2020

Центр «Соучастие в судьбе» подготовил Бюллетень судебной практики № 2 (2020), касающейся дел о защите прав детей-сирот и гарантий для замещающих семей

23 Декабря 2020

Светлана Чибисова воспитывает 10 детей, из них 6 — приемные. В гостях у многодетной семьи побывала корреспондент ГТРК «Орел» Татьяна Тимохина.

23 Декабря 2020

Видеозапись 3-й секции Всероссийского форума приемных семей онлайн «Трудности обучения приемных детей в общеобразовательных учреждениях и как их преодолеть. Профессиональное самоопределение и подготовка к самостоятельной жизни приемных детей в семье»

© 2008-2020 Автономная некоммерческая организация Центр развития социальных проектов

Как в Кыргызстане живут дети, от которых отказались родители-мигранты

Как в Кыргызстане живут дети, от которых отказались родители-мигранты
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

No media source currently available

В Кыргызстане, по данным властей, растут более 200 тысяч детей мигрантов. Некоторые из них не видят пап и мам годами: некоторые живут с родственниками, а от некоторых из них родители отказались.

Как говорят волонтеры, в последние годы привозят все больше детей-отказников из России. Корреспондент Настоящего Времени побывала в Доме малютки, куда накануне привезли очередную группу таких малышей.

Девятимесячный Тимур – самый любопытный из них. Вертит головой, следит за камерой и даже немножко ползает.

Рядом такой же кроха Улар. Он научился держать голову и теперь разглядывать мир вокруг ему, наверное, намного интереснее. Но от того, как они заглядывают в глаза, у взрослых наворачиваются слезы.

«Когда в первый день пришла – не могла. Он все плакал. Словами не могу выразить. Мы их любим всех», – плача говорит волонтер в Доме малютки Лола Умарова.

За два года, что Лола приходит сюда, отказников из России привозили много раз. Малышка, которую она держит на руках, тоже родилась в Москве. Кто ее мама и папа, почему они бросили своего ребенка – Лола себе таких вопросов давно не задает.

«Я не знаю, не могу сказать про них. Разное может быть. Когда люди со стороны приходят, они плачут. А у нас – нет. Играются. Легко с ними контактируем», – говорит она.

Сейчас в Доме малютки живут восемь детей из России. Где работали их родители, в каких условиях жили и почему бросили своих детей? Избавиться от малышей некоторые из них, возможно, пытались еще во время беременности.

«Есть среди них недоношенные – очень много врожденных пороков. Отставание в физическом и психическом развитии. Поражение центральной нервной системы. Их мамы не следили за собой во время беременности. Плохо питались, испытывали стресс. Может, боялись реакции родственников, думали, как прокормить ребенка. Многих из них не хотели еще в утробе», – считает врач-педиатр Гульжан Ашимова.

Как говорят волонтеры, малыши сами играют и почти не плачут. Многим из них еще может повезти – таких маленьких детей часто усыновляют.

«Наша работа начинается еще до того, как эти дети приезжают из Российской Федерации. Приходит письмо – и мы начинаем искать их биологических родственников. Работаем с ними и выясняем, хотят ли они забрать малыша. Если нет, то даем им вторую попытку, когда ребенок прилетает в Кыргызстан. Бывает так, что родственники могут передумать, увидев, например, внука или родного племянника. Наша цель – постараться устроить малыша в биологическую семью. В противном случае ребенок попадает в базу данных по усыновлению», – рассказывает Ализа Солтонбекова, замминистра соцразвития Кыргызстана.

За восемь лет в Дом малютки привезли около 70 отказников из России. Сдают государству мигранты детей в крайних случаях. Чаще всего, те, кто уже живет там или только собирается уезжать из Кыргызстана, оставляют детей родственникам или близким. Но и там малыши не всегда в безопасности. Статистика насилия над детьми мигрантов растет.

Уйти из роддома без ребенка: почему женщины отказываются от новорожденных?

Координатор проекта «Профилактика отказов от новорожденных», психолог фонда Ольга Шихова рассказала, почему женщины отказываются от своих детей и можно ли им помочь.


Я всегда осуждала женщин, которые отказываются от своего ребенка, пока это не произошло со мной”, — я не раз и не два слышала эту фразу от матерей, с которыми я разговаривала в роддоме.

Женщины, отказывающиеся от новорожденных. Их называют кукушками, стервами и даже еще хуже. Их осуждает общественное мнение. Им отказывают в материнских чувствах, в праве на горе от потери ребенка. Их считают бессердечными и равнодушными. Почему же они так поступают?

. Первое, что я спрашиваю у женщины, которая заявляет об отказе от ребенка, когда прихожу в роддом, — как вы себя чувствуете? Обычно они говорят, что хорошо, даже если очевидно, что это неправда. Потом мы говорим о том, как так вышло, что она хочет написать согласие на усыновление и уйти из роддома без ребенка, которого она выносила и родила. Как правило, в случае отказа от ребенка женщина объективно находится в очень сложной материальной ситуации.

Исключения бывают, но их мало. Самый частый случай отказа от ребенка в Москве — это одинокая женщина, трудовая мигрантка, которая приехала из другой страны или из другого региона. Ее, скорее всего, не примут с ребенком дома — если хоть какой-то дом вообще есть, а его может и не быть — ни плохого, ни хорошего, ни далеко, ни близко.

Если она российская гражданка, то она имеет право на пособия — но для их оформления надо ехать по месту прописки, и стоимость билетов оказывается больше, чем все деньги, которые она сможет получить. Отец ребенка обычно исчезает во время беременности или опасен для женщины и младенца. Иногда ей еще надо продолжать содержать семью на родине — пожилых родителей, старших детей. Если она просто заберет ребенка и выйдет с ним из роддома, ей будет некуда пойти: нет работы — нет съемного жилья (в лучшем случае — комнаты, в худшем — койко-места), нечего послать семье, нечего есть.

Немало женщин отказываются от ребенка, предполагая, что в таком случае его усыновят и он не будет голодать и бедствовать, он будет в безопасности. Они отказываются, чтобы обеспечить ребенку, как им кажется, лучшую жизнь.

Кроме материальных причин, есть и психологические. Среди женщин, отказывающихся от ребенка, почти все имеют очень сложные и тяжелые отношения с собственными родителями. Немало отказниц — выпускницы детского дома. Их самих когда-то поместили в учреждение, они в нем выросли — чего же необычного в том, что они считают нормальным? У многих родители пили или были опасны для детей. Многие пострадали от партнеров. Им не к кому обратиться за поддержкой, они не доверяют людям, не чувствуют в себе силы быть мамой своему ребенку, заботиться о нем и защищать его.

Почему же они попадают в эту ситуацию — рождения нежеланного ребенка? Потому, что не умеют предохраняться (никто их не учил, а сексуального воспитания у нас нет; иногда их специально держали в неведении, чтобы “не развращать”), потому что на сексе без предохранения настаивает партнер, потому что ребенок появился в результате изнасилования, потому что на аборт не было денег. Иногда бывает, что ребенок желанный, но за время беременности партнер успевает передумать или просто исчезает, и женщина остается одна без поддержки в кризисном состоянии.

И даже в такой сложной ситуации, с неопределенной перспективой и множеством проблем примерно каждая вторая женщина передумает, если предложить ей помощь. Иногда достаточно вовремя поговорить, провести “инвентаризацию ресурсов”, чтобы женщина передумала. Иногда достаточно комплекта вещей на выписку и нескольких пачек памперсов. Иногда нужна более длительная и сложная помощь — продуктами, вещами, услугами юриста и психолога, поддержкой волонтеров-кураторов. Иногда необходим приют для мам с детьми, где молодая мама сможет прийти в себя и простроить план дальнейшей самостоятельной жизни с помощью психолога. Мамы, с которыми мы работаем, нередко проявляют большую энергию, смелость и изобретательность, чтобы остаться со своим ребенком, прокормить и воспитать его.

. Последняя женщина, которая сказала мне, что осуждала “таких матерей”, но написала согласие на усыновление, вернулась через месяц и забрала ребенка домой. Я до сих пор храню ее карточку с надписью “N.N., мальчик, 3300 г”, которую мне дали в регистратуре и которую я случайно забыла ей отдать. Надеюсь, у них все хорошо.

Проект «Профилактика отказов от новорожденных» сотрудничает с 6 родильными домами г. Москвы и Московской области. После получения сигнала о потенциальном отказе в течение нескольких часов в роддом выезжает психолог. Он беседует с женщиной, выясняет причины отказа, предлагает вместе рассмотреть разные варианты решения проблемы и принять взвешенное решение, рассказывает о возможной помощи от фонда и других профильных организаций. Примерно в 50–60% случаев оказывается, что женщина на самом деле хочет оставить ребенка. Вы можете помочь мамам сохранить своих детей, сделав пожертвование на сайте фонда, в назначении платежа указав «Профилактика социального сиротства».

Проект реализуется при содействии благотворительного фонда «Абсолют-помощь»

«Жизнь в детском доме — взгляд изнутри»

/по материалам статьи Людмилы Петрановской — психолога, автора книги «К нам пришел приёмный ребенок»/

Есть такие обывательские представления, что детям в детском учреждении одиноко, грустно и не хватает общения. И вот стоит нам начать ходить туда, мы устроим детям общение, и их жизнь станет более радостной. Когда же люди действительно начинают посещать детский дом, они видят, что проблемы у детей гораздо более глубокие и порой даже пугающие. Кто-то перестает ходить, кто-то продолжает, пытаясь изменить ситуацию, кто-то понимает, что для него единственно возможный выход – хотя бы одного ребенка забрать из этой системы.

В регионах еще можно встретить детские дома, где дети не ухожены, не лечены и так далее. В Москве подобного учреждения не найдешь. Но если мы посмотрим на детей из детских домов, благополучных в материальном плане, то увидим, что они отличаются от «домашних» по восприятию, по реакции на ситуации и так далее.

Понятно, что и детские учреждения могут быть разными: детский дом на 30 детей, откуда дети ходят в обычную школу, отличается от «монстров» на 300 человек.

У детей, попавших в детские дома, есть прошлые травмы, непростой собственный опыт. И вот с этими травмами они попадают не в реабилитирующие, а наоборот, стрессовые условия. Некоторые из этих стрессовых условий:

1. «Диктат безопасности»

За последнее время многое изменилось, детские дома стали более оборудованными, но вместе с тем идет наступление «занормированности», диктат безопасности, «власть санэпидемстанции». «Вредными» объявляются мягкие игрушки, цветы на окнах и так далее. Но все-таки жить по-человечески хочется, и вот у ребенка появляется плюшевый мишка, с которым он спит, окна начинают украшать цветы. Перед проверками все эти запретные вещи прячутся в некоторых детских домах.

Очень сильно сократились у детей возможности заниматься чем-либо хозяйственно-полезным (опять же под лозунгом безопасности). Уже почти нет в детских домах мастерских, приусадебных участков, детям не разрешается участвовать в приготовлении пищи и так далее. То есть намечается тенденция «обматывания детей ватой» со всех сторон. Понятно, что в «большую жизнь» они выйдут полностью к этой жизни не готовые.

2. «Режимная жизнь»

Дети в детском учреждении находятся в постоянной стрессовой ситуации. Вот если нас, взрослых, отправить в санаторий советского типа, где в палате – 6 человек, где в 7 часов утра – обязательный подъем, в 7.30 – зарядка, в 8 часов – обязательный завтрак и сказать, что это не на 21 день, а навсегда – мы же с ума сойдем. Из любых, даже самых хороших условий мы хотим попасть домой, где едим, когда хотим, отдыхаем, как хотим.

А дети в таких стрессово–режимных условиях находятся всегда. Вся жизнь подчинена режиму. Ребенок не может подстроить свой день под свое самочувствие, настроение. У него невеселые мысли? Все равно следует пойти на общее развлекательное мероприятие. Он не может прилечь днем, потому что в спальню чаще всего не пускают.

Он не может «пожевать» что-то между приемами пищи, как это делают дети дома, потому что во многих учреждениях еду из столовой выносить нельзя. Отсюда – «психологический голод» — когда дети даже из самых благополучный детских домов со сбалансированным пятиразовым питанием, попадая в семью, начинают беспрерывно и жадно есть.

Кстати, в некоторых учреждениях пытаются решить это вопрос так: сушат сухарики и позволяют детям их брать с собой из столовой. Мелочь? Но ребенку важно поесть в тот момент, когда он захочет…

3. Ребенок не может распоряжаться собой в этом жестком распорядке. Он чувствует, что находится в резервации, «за забором».

4. Отсутствие личного пространства и нарушение личных границ.

Отсутствие дверей в туалетах, в душевых. Менять белье, совершать гигиенически процедуры даже подросткам приходится в присутствии других. Это стресс. Но жить, постоянно ощущая его, невозможно. И ребенок начинает отключать чувства. Дети постепенно учатся не испытывать стыда, стеснения.

Даже если в детском доме спальни на несколько человек, никому не придет в голову, что надо войти, постучавшись.

Понятие о личных границах у ребенка могут появиться, только если он видит, как эти границы соблюдаются. В семье это происходит постепенно.

Сейчас сиротам в обществе уделяют много внимания. Но чаще помощь, которую люди стремятся оказать детским домам, пользы не приносит, а наоборот – нередко развращает. Внешне получается – лоск в детских домах, а внутри – все то же отсутствие личного пространства.

Нет смысла покупать в учреждение ковры и телевизоры, пока там нет туалетов с кабинками.

5. Изоляция детей от социума

Когда говорят, что детей из детских домов нужно вводить в социум, речь чаще идет об одностороннем порядке: сделать так, чтобы дети ходили в обычную школу, в обычные кружки и так далее. Но не только детям нужно выходить, важно, чтоб и социум приходил к ним. Чтобы они могли пригласить в гости одноклассников, чтобы в кружки, которые есть в детском доме могли приходить «домашние» дети из соседних домов, чтобы жители этих домов приглашались на концерты, которые проходят в детском доме.

Да, все это требует от сотрудников лишней ответственности. Но здесь важно расставить приоритеты: ради кого вы работаете – ради детей или начальства?

6. Неумение общаться с деньгами

Многие дети в детских домах до 15 — 16 лет не держали в руках денег и потому не умеют ими распоряжаться. Они не понимают, как устроен бюджет детского дома, с ними не принято это обсуждать. А ведь в семье со старшими детьми подобные вопросы обязательно обсуждаются.

7. Отсутствие свободы выбора и понятия ответственности

В семье ребенок всему этому учится постепенно. Сначала ему предлагают на выбор молоко или чай, потом спрашивают, какую выбрать в футболку. Потом родители дают ему денег, и он может пойти и купить понравившуюся футболку. В 16 лет он уже спокойно один ездит по городу, а иногда и дальше.

Ребенок в детском доме с этой точки зрения одинаков и в три года, и в 16 лет: система отвечает за него. И в 3 года, и в 16 лет он одинаково должен ложиться спать в 21.00, не может пойти купить себе одежду и так далее.

Всем, кто работает с детьми в детских домах важно понять, что они имеют в виду: дети – это люди, которые потом вырастут и начнут жить жизнью нормальных взрослых; или дети – просто сфера ответственности до 18 лет, а что будет потом – уже не важно?

Странно ожидать, что у людей, у которых до 18 лет было 100% гарантий и 0% процентов свободы, вдруг в 18 лет вдруг, словно по мановению волшебной палочки, узнают, что значит отвечать за себя и за других, как распоряжаться собой, как делать выбор… Не готовя ребенка к жизни и ответственности, мы обрекаем его на гибель. Или намекаем, что во взрослом мире для него есть только одно место – «зона», где нет свободы, и нет ответственности.

8. Неверные представления о внешнем мире

Не вводим ли мы сами детей в заблуждение, делая так, что каждый выход в мир для них – праздник? Когда все носятся с ними, заняты ими. А еще по телевизору показываю этот мир, где как будто у каждого встречного – сумки дорогих марок, дорогие авто и мало забот…

Однажды психологи провели эксперимент и предложили детям из детских домов нарисовать свое будущее. Почти все нарисовали большой дом, в котором они будут жить, множество слуг, которые за ними ухаживают. А сами дети – ничего не делают, а только путешествуют.

Психологи сначала удивились, а потом поняли, что ведь дети так и живут: в большом доме, за ними ухаживает много людей, а сами они не заботятся о других, не знают, откуда берутся средства к существованию и так далее.

Поэтому, если вы берете ребенка домой на «гостевой режим», важно стараться вовлекать его в вашу повседневную жизнь, рассказывать о ней. Полезнее не в кафе ребенка сводить или в цирк, а к себе на работу. Можно обсуждать при нем семейные заботы: кредит, то, что соседи залили и так далее. Чтобы жизнь внешняя не представлялась ему сплошным цирком и Макдоналдсом.

Людмила Петрановская также отмечает, что волонтерам важно изменить тактику в отношениях с руководством детских домов и из таких просителей: «А можно мы поможем детям?» — стать партнерами, общаться на равных. Нужно говорить с ними не только о детях, но и о них самих, о возможных вариантах развития. И умные руководители будут прислушиваться, ведь им важно сохранить учреждение (рабочие места) на фоне того, что детские дома в том виде, в котором они существуют сейчас, обречены – может быть через 10 лет, может быть – через пятнадцать… Но сохранить можно, только реорганизовав, не пытаясь цепляться за старое.

Тайное интервью: работник дома ребёнка

Людям, работающим с малышами-отказниками, не то чтобы запрещено, но не желательно рассказывать о своей деятельности. Тем не менее, мы нашли работника дома малютки для детей с нарушениями психики, которая согласилась поговорить с нами о том, в каких условиях живут новорождённые сироты, и почему так тяжело стать приёмным родителем.

— Расскажите, что представляет собой дом ребёнка.

— Знаете, про подобные учреждения часто говорят всякие ужасы, что в них детей чуть ли не из одной миски кормят. Этому не стоит верить, за 12 лет моей работы дом ребёнка стал почти идеальным местом для детей.

Малыши у нас разделены на несколько групп: груднички до года, дети до двух, трёх, четырёх и пяти лет. У всех групп есть свои комнаты: спальни, игровые (они же столовые), горшечные, по две ванныекомнаты. В самом здании есть бассейн, сауна, отдельное помещение, смоделированное под квартиру. В нём даже такие мелочи, как дверной замок имеются! Сделано это, чтобы для ребёнка не была дикостью домашняя обстановка, если он, дай Бог, туда попадёт.

Старшие дети привыкают не только к обстановке, но и к быту. Они вместе с названными бабушкой и дедушкой (работники дома ребёнка) учатся хозяйству, вплоть до выпечки пирожков и тортов. Дети как будто приходят в гости к родне. С этими же бабушками и дедушками ребята могут ходить в магазин, ездить на разные мероприятия и так далее.

Питание у детей отличное, каждый день выдаются сок и фрукты. Есть специальная медсестра, которая разрабатывает диету для ребят-аллергиков, например. В штате есть даже свои врачи и массажисты, а на базе дома малютки находится физиокабинет.

— Чем же занимаетесь именно вы?

— В мои обязанности входит стерилизация инструментов и помощь в физиокабинете. С детьми, вроде, не надо контактировать, но я хочу этого, мне нравится! Я люблю детей, нахожу подход, и они это чувствуют, тянутся в ответ.

С ребятами я езжу в поликлиники к узким специалистам. Когда надо, могу подменить нянечку.У них, кстати, очень тяжёлый труд. Представь, 25 детей, за каждым из которых надо уследить, накормить, помыть, вывести погулять, и всё делатьвовремя.

— Как детки попадают к вам?

— Попадают разными путями. Например, родители не исполняют своих обязанностей. Несмотря на то, что учреждение для детей с нарушениями психики, мы принимаем малышей и из неблагополучных семей. Недавно был случай: соседи услышали, что за стенкой очень долго плачет малыш. Дверь вскрыли, а там мама с папой… мягко говоря, никакие. Наркоманы.

Иногда оставляют детей на улице. Сами родители загуляют, а ребёнок, например, в подъезде сидит.

— А роженицы отказываются?

— Да, есть такое. Особенно часто это происходит, если мама сама несовершеннолетняя.

Что меня удивляет: к нам попадают целыми семьями. Сначала старший ребёнок, потом средний, младший. Родители штампуют одного за другим, заботиться, конечно, не собираются, и оставляют малышей.

Ещё для меня было шоком узнать, что ребёнок может родиться с зависимостью. Мама во время беременности пила, курила, а малыш теперь должен за неё страдать. Как так можно?

— Как думаете, почему так происходит?

(очень долгая пауза) Наверное, они не задумываются. Нет никаких родительских чувств. Хотя… Не знаю.

Случается, ещё к нам попадают дети наших же воспитанников. Как будто эта передаётся по наследству.

Хотя бывают и обратные ситуации. Был у нас мальчик, у которого не было ножек. Его взяла женщина, которая воспитала своих пятерых, когда ему было года три. Сейчас этот мальчик души не чает в мачехе, они везде и всегда вместе.

— Получается, что над приёмными родителями есть патронаж?

— Сейчас очень строгий контроль за тем, как обстоят дела в приёмных семьях. За границу-то больше детей не забирают, так что за своими следим.

— Кстати, этот закон как-то отразился на наполняемости детских домов?

— Когда я начинала работать, в доме было 100 детей, сейчас 80. Вот за 12 лет сирот точно меньше стало, а за последние годы ещё рано делать выводы.

— Кого больше усыновляет: более больных или более здоровых малышей?

— Человеку трудно решиться взять совсем больного малыша, поэтому больше усыновляют здоровых.

— Часто детей возвращают?

— Бывает, конечно. Недавно пара, у которой было двое своих детей, усыновила малыша. Но что-то не сложилось, может, родные не приняли новенького, и ребёнка пришлось вернуть. Мы удивлялись, потому что семья очень хорошая.

Точно могу сказать, что чем старше ребёнок, тем сложнее ему адаптироваться в семье. На моей памяти есть девочка из детского дома (не нашего, а для детей постарше), которую брали два раза, и оба раза она возвращалась.

— Есть догадки о причинах?

— Мне кажется, что они не приспособлены к жизни в семье. В детском доме дети находятся кучей, живут на всём готовом, им не хватает элементарных навыков по хозяйству.

Вспомнилась история, которая со мной произошла. Мне очень понравилась одна замечательная девочка, Рита, которая приходила в дом малютки из детского дома навещать бывших воспитателей. Я с ней подружилась, стала звать в гости.

И вот, она приходит раз, второй. Однажды я приболела и попросила её сходить за лекарством. Она сбегала, принесла сдачу, всё хорошо. Мне же было до того плохо, что я даже посидеть с ней не могла и отправила на кухню, чтобы девочка похозяйничала. Она же засмущалась и пошла обратно в детдом.

Уже потом я смотрю в кошелёк, а денежек там и нет… Я сначала на сына грешила (он у меня не очень путёвый), но на всякий случай узнала в детском доме о Рите. Оказалось, не в первый раз.

Повторюсь, ребёнок замечательный: хорошо учится, помогает воспитателям, поёт. Но ворует. Может, это в генетике заложено: у неё родители сидят за воровство. Потом я больше не пускала её на порог. Простила, но домой не пускала.

Позже Рита вернула деньги. А я не знаю, что делать: вдруг опять у кого-то украла? Позвонила директору детского дома, а она и говорит, что надо взять. Ребёнок должен знать, что поступил неправильно. Надеюсь, что это из её денег…

— Родители, которые оставили детей, приходят их навещать?

— Всякое бывает. Некоторые родители в силу объективных причин не могут самостоятельно заботиться о ребёнке. Например, есть у нас мальчик, к которому каждые выходные приходит мама. Она по здоровью не способна воспитывать малыша. Приходится вот так выкручиваться.

Но чаще родители хитро поступают. На ребёнка есть специальные выплаты. Если родитель полгода не посещает дитё, то его лишают и родительских прав, и выплат. Так вот многие мамочки раз в полгода забегут на полчаса, отметятся и живут дальше. Мы таких называем не очень хорошими словами. Я совсем не понимаю этих родителей, ведь у ребёнка это самый замечательный возраст: ты можешь его и потискать, и за руку поддержать. Ты сам недавно стал отцом, понимаешь, о чём я.

С одной стороны, может, правда, пройдёт три года, и они одумаются. А с другой…

— Каким должен быть приёмный родитель?

— Он должен быть терпеливым. Детей любить, конечно.

— Хотели когда-нибудь сами взять приёмного ребёнка?

— Мне уже задавали этот вопрос. Я люблю детей и они меня любят, но… Я своего-то не очень смогла до ума довести, а что говорить о чужом? Слишком большая ответственность.

Беседовал Алексей Боровенков

Дом ребенка в Кировской области отказывается пускать приемных родителей знакомиться с детьми

Речь идет о Слободском специализированном доме ребенка, в котором сейчас находится 50 детей. Отказ обусловлен необходимостью соблюдать карантин в период пандемии коронавируса.

«Уже месяц дом ребенка Кировской области не разрешает двоим кандидатам познакомиться с детьми, на которых у них направление. Несмотря на разъяснение Роспотребнадзора. Говорят, им это не указ», — написала в четверг, 23 июля в своем Facebook президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

Запрет всех посещений

Две мамы, у которых есть на руках направление на знакомство с детьми из этого дома ребенка, обратились в фонд. Одна из них живет в Кировской области и получила разрешение опеки на знакомство и посещение ребенка еще в марте, но не успела этого сделать, поскольку дом ребенка был закрыт на карантин. Последнее направление из опеки она получила 16 июля, но так и не смогла пока добиться встречи.

«Она планировала взять новорожденного, ребенок родился в феврале и уже в марте мог бы оказаться в семье. Она готова на онлайн-встречи и даже без знакомства забрать ребенка, но процедура этого не позволяет. А руководство дома ребенка не дает разрешение даже на знакомство по видеосвязи, как это практикуется в других местах», — рассказала Агентству социальной информации волонтер-помощник для работы с поступившими в фонд сигналами Евгения Малетина.

Вторая мама живет в другой области и специально приехала в Киров, чтобы познакомиться с ребенком и забрать его в семью. «Она уже три недели живет в съемной квартире, но так и не смогла попасть в дом ребенка. Малыш тоже до полугода, и она согласна и на онлайн-знакомство, и подписать согласие на опеку, но проблема тоже не решается, все только отписываются», — пояснила волонтер.

По словам Евгении, федеральное министерство просвещения несколько раз связывалось по обращению фонда с местным министерством просвещения, но пока безрезультатно. «По непонятной причине местная прокуратура и местное министерство не хотят идти навстречу и не продвинули эту ситуацию никак, даже после разъяснения Роспотребнадзора о том, что нет такого запрета. Мы надеялись, что все разрешится, но прокуратура запрещает все посещения», — уточнила Евгения Малетина.

Уполномоченный по правам ребенка в Кировской области Владимир Шабардин ответил в комментариях к посту Елены Альшанской: «На данный момент позиция прокуратуры области жесткая. В области действуют ограничительные мероприятия, эпидобстановка очень сложная, 17 июля из-за вспышки коронавируса досрочно закончена смена в одном из лагерей. Прокуратурой области внесено представление на региональный Минздрав. Запрет всех посещений и знакомств. Отдаются в семьи только родительские дети». При этом он отметил, что не разделяет позицию властей, но сделать ничего не может.

По словам Елены Альшанской, детский омбудсмен направил сегодня запрос в прокуратуру Кировской области.

Постановление Роспотребнадзора

3 июля на официальном портале правовой информации было опубликовано постановление главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 30.06.2020 № 16 о санитарно-эпидемиологических правилах в связи с коронавирусом. Правила будут действовать до 1 января 2021 года. В постановлении, в частности, есть запрет «на посещение социальной организации для детей лицами, не связанными с ее деятельностью».

Благотворительное собрание «Все вместе» 13 июля направляло главному государственному санитарному врачу РФ Анне Поповой обращение, подписанное 28 НКО, в котором просило пояснить, касается ли этот запрет работы волонтеров и сотрудников НКО, и смогут ли возможные замещающие или приемные родители знакомиться с детьми и забирать их домой.

20 июля Роспотребнадзор выпустил специальное письмо (оно есть в распоряжении АСИ), в котором разъяснил порядок посещения детских учреждений. В нем, в частности, говорится, что «не установлен запрет на посещение социальных организаций для детей лицами (родители, представители органов опеки, опекуны, попечители, добровольцы, волонтеры), которые оказывают услуги напрямую связанные с деятельностью социальных организаций (присмотр и уход за детьми, в том числе больными, воспитание, обучение, развитие, реабилитация, оздоровление)». При этом ведомство отмечает, что при посещении детских учреждений должны соблюдаться все профилактические меры: измерение температуры при входе в учреждение, ношение масок и перчаток, обработка рук антисептиками, а также усиленная дезинфекция помещений.

Риск заражения

«Непонятно такое противодействие прокуратуры Кировской области. Если исходить из интересов детей, то, конечно, в семье у них меньше риска заражения, чем в закрытом детском учреждении», — считает Евгения Малетина.

«Коронавирус выявил серьезные проблемы в нашей системе детских домов, — отметила в беседе в АСИ Елена Альшанская. — Совершенно непонятно, почему считается, что детям безопаснее жить в закрытом учреждении, сотрудники которых ездят в транспорте, живут в своих домах и несут не меньший риск их заразить, чем потенциальные родители, которые хотят детей посетить. При этом даже в тех регионах, где уже сняты ограничения из-за коронавируса, в детских домах они сохраняются. Директор этого дома ребенка готова была пустить родителей, но один раз уже получила от прокуратуры предупреждение и больше рисковать не хочет. И мы ее прекрасно понимаем», — добавила президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен

Читать еще:  Как составить договор аренды прицепа автомобиля
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector